Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Издатель Мартин Райнер: "В Чехии - мода на беллетристические биографии"

Поэт и издатель Мартин Райнер в беседе с Олегом Коцаревым рассказал о состоянии современной чешской литературы. Ниже размещен фрагмент его интервью, а полностью его можно прочесть на сайте украинского издания "День"


ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

— Вы много занимаетесь и занимались изданием книг, журналов. Каковы сегодняшние издательские реалии в Чехии? Что изменилось с девяностых годов?

— С девяностых годов произошел большой рост. Практически с нуля, с нерегулированного рынка мы вышли к нормальному рынку. Постепенно мы создали систему, которую можно сравнить, допустим, с немецкой, появились правила. Усилия этих лет не прошли зря. В девяностых было мало издательств, но большинство из них — масштабные, большие. Распространение было государственным. А потому печать выходила дорогой, а дистрибуция дешевой. Теперь все наоборот. Много небольших издательств, издать книгу стало дешево, а распространить — дорого. Распространение составляет около 50% цены книги. Нас это не застало врасплох, мы такого ожидали, поскольку так уже было на Западе. В коммунистические времена печаталось не так много интересных книг, а теперь появилась большая конкуренция. Тиражи сейчас меньше, но если издатель видит, что книга вызвала интерес, переиздает.

— А как дела с изданием поэзии?

— Я — один из основных издателей поэзии в Чехии. Собственно, с ней работает всего несколько издательств. Представьте, я печатаю 3—4 книги в год, и продается в среднем 50—80 процентов тиража. Очень часто авторы издают поэзию за собственные средства: это им обходится ориентировочно в 15—20 тысяч крон (стоимость чешской кроны сейчас приблизительно равна стоимости украинской гривни. — О.К.), что меньше средней зарплаты.

— С чем связываете такой скромный спрос на поэтические книги?

— Сейчас доминируют новые медиа. Молодежи трудно воспринимать печатный текст, им нужна картинка. А поэзия не просто печатная, это еще и очень специфический жанр. Плюс образование, уровень грамотности, интеллектуальный уровень. Раньше система образования уделяла внимание чтению и, что важно, пониманию текста, его содержания и контекста. Сейчас большинство просто читает, теряется умение понимать текст, погружаться в него. Моя 9-летняя дочь кучу времени проводит за компьютером, на YouTube, смотрит очень много видео, а вот чтение для нее — сложный процесс. Когда мы говорим ей: «Почитай книжку», — она воспринимает это как наказание. Она даже музыку понимает только в виде клипа — и очень удивилась рассказам о временах, когда ее слушали с дисков, пластинок, кассет или еще каким-то образом без видеосопровождения. Кажется, интерес к поэзии наиболее выразительно сохранился в подростковом, студенческом возрасте, когда и формируется восприятие текста, языка, литературы. Я несколько лет занимаюсь организацией поэтического фестиваля «Поэзия без границ» в городе Оломоуц — и вижу, что на него приходит действительно немало людей, особенно того возраста, о котором я сказал. Далеко не все из них покупают книги, но интерес есть.

— Вы вспоминали о литературном фестивале «Поэзия без границ». Расскажите, пожалуйста, о масштабах и значении таких фестивалей в Чехии.

— Самый масштабный литературный фестиваль — это, конечно, международный «Месяц авторских чтений». Кстати, пару лет назад там страной-гостем была Украина, чехи познакомились со многими вашими интересными современными писателями (мне больше всего запомнился Юрий Андрухович). О моем фестивале «Поэзия без границ» я уже говорил. Он длится 5 дней в Оломоуце, приходит достаточно много людей, каждый раз больше. Также есть менее масштабные фестивали, и они тоже имеют свою аудиторию. Я бы сказал, что, по сравнению с 1990-ми, когда многие люди засели за телевизор, теперь людям больше хочется живого культурного зрелища — и они активно ходят пусть и на мелкие, локальные, но интересные мероприятия.

— Можете обозначить хоть несколько заметных тенденций в современной чешской литературе?

— Чешская литература очень разнообразна, о выразительных тенденциях трудно говорить. Но, вероятно, тенденцией является мода на беллетристические биографии. В газете Lidove Noviny есть опрос о самой лучшей книге года, и за последние четыре года трижды в таком рейтинге побеждали именно биографические книги. Там была и биография Вацлава Гавела, и, в частности, мой роман о яркой и трагической фигуре чешского поэта двадцатого века Ивана Блатного. Немного смешно, что, например, в британской литературе все это отгремело в восьмидесятые годы, а вот у нас — именно сейчас. Еще можно вспомнить: в начале девяностых годов в Чехии были популярны дневники, потому что раньше, при цензуре, люди не могли позволить себе публично высказываться откровенно по всем вопросам.

— Часто наше время в культуре, в литературе называют циничным. Как в нем чувствуете себя вы — автор достаточно сентиментальный и сострадательный?

— Чешская литература вообще не такая уж циничная. У нас очень много чувственных, откровенных произведений. Поэтому я чувствую себя вполне хорошо. Если взять, например, американский контекст — Пола Остера или Чака Паланика — эти авторы действительно достаточно циничны, но тот же Паланик своим цинизмом только прикрывает искусственные конструкции и спекуляции. Мне такие вещи не близки.

— Чем для вас является родной город Брно?

— Брно — очень важный для меня временной континуум. Понимаете, в 52 года я гуляю по тому же городу, по тем же улицам, по которым ходил в четыре года. Поэтому я по-особенному смотрю на себя и на все вокруг, вижу, чувствую, что и как изменилось, а что осталось таким, как было. Это особенно хорошо для писателя — имеешь перспективу. Кроме того, мой город дает мне определенную ментальную силу, я чувствую связь с Брно, и он для меня чрезвычайно важен. И в литературе Брно имеет мощную традицию. Здесь родилось много писателей, многие писали об этом городе, делали его героем своих произведений. Например, такие классики, как Кундера или Незвал. Или мой ближайший предшественник в смысле текстов о Брно — Иржи Кратохвил. Ну и, конечно, упоминавшийся Иван Блатный. Эта традиция не может не радовать.

— А как вы относитесь к шутливому противопоставлению Брно и Праги? Одна знакомая говорила мне: «Можно любить или Брно, или Прагу, но в любом случае не оба города одновременно».

— Для меня это смешно, понятное дело, я не разделяю таких взглядов. Если человек поносит один из этих двух городов, то это скорее его проблема, его комплекс неполноценности. Утверждать, что у тебя не сложилась жизнь из-за Брно или Праги — абсурд. Взять для примера мое издательство Druhe mesto. Оно расположено в Брно, но в нем прекрасно сосуществуют авторы из всей Чехии, в частности около 80% пражан.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky

Tags: Чехия, литература, поэзия
Subscribe

Posts from This Journal “Чехия” Tag

promo philologist october 15, 15:20 14
Buy for 100 tokens
Дорогие друзья! Меня номинировали на профессиональную гуманитарную и книгоиздательскую премию "Книжный червь". На сайте издательства "Вита Нова" сейчас открыто онлайн-голосование на приз читательских симпатий премии. Если вы хотите, то можете меня там поддержать:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments