Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 5-я лекция, часть 2

Берлин, 19 декабря 1910 г.

Следовательно, личность первого Заратустры не была такой, чтобы подняться самостоятельно так высоко, как Будда; но она была избрана для того, чтобы более высокая индивидуальность как бы заняла в ней место, одухотворила ее. Таких личностей можно было найти во всех культурах и во все времена, т. е. во всех дохристианских культурах, которые развивались в Европе, в северо-западной Азии, но не в тех культурах дохристианских времен, которые распространялись по Африке, Аравии, а также через переднеазиатские страны в Азию. В то время как в этих последних странах господствовал тот вид посвящения, который я только что описывал в его наивысшем выявлении в великом Будде, — у северных народов господствовал преимущественно другой вид посвящения, — особо описываемый мной в Заратустре. И в наших странах три или четыре тысячелетия тому назад существовала еще возможность такого посвящения, которое я сейчас хочу описать.



Личность Заратустры была избрана следующим образом для того, чтобы стать носителем высокой сущности, которая не могла сама воплощаться. Духовными мирами было предназначено: в этого ребенка должна спуститься божественно-духовная сущность, которая сможет действовать в этом человеке и пользоваться его мозгом, его членами и волей, когда ребенок подрастет. Но с этим человеком должно совершиться нечто совсем другое, чем то, что обычно совершается в человеческом индивидуальном развитии. И действительно, совершаются события, которые будут сейчас описаны, — но происходят они не на физически-чувственном плане, а, скорее, во всем существе этого подрастающего человека на протяжении всей его жизни, — причем, конечно, человек, наблюдающий за таким ребенком с помощью одних грубых чувств, не заметил бы этого.



Однако кто умеет наблюдать, тот видит, что между душевными силами такого ребенка и внешним миром происходят конфликты, что этот ребенок обладает такой волей и импульсивностью, которые находятся как бы в противоречии с тем, что совершается вокруг него. Но в этом и состоит судьба божественных, одухотворенных личностей, что они растут как чужие среди своего окружения, не имеющего чувств и разуме¬ния для их понимания. Обычно только немногие, а может быть, только одна личность, имеют предчувствие того, что собственно растет в таком человеке. У него легко назревают конфликты с окружающим миром, и уже в раннем детстве, а не только в более поздние годы, наступает то, что я описал вам как историю искушения Будды, которая совершается, когда человек погружается в собственную сущность.



У нормального человека его индивидуальность рождается в природных оболочках, которые даются ему от родителей и народа. Правда, индивидуальности не всегда и не вполне согласуются с их внешними оболочками, и поэтому люди бывают отчасти не удовлетворены теми условиями, в которые их поставила судьба. Ангелиус Силезиус говорит, что человек, достигший известной духовной высоты, чувствует себя хорошо в любых жизненных условиях. (Такое достижение происходит в зрелом возрасте, а иной раз даже только к старости.) — Прим. пер. Но такой суровый, такой мощный конф¬ликт, который происходил у Заратустры, невозможен, если индивидуальность человека развивается в соответствии с законами обыкновенной человеческой жизни.



Если рассмотреть такого ребенка, каким был Заратустра, ясновидчески, то выяснится, что он имеет в себе ощущения, способности, мысли и волевые силы, совершенно отличающиеся от того, что развивается кругом в человечестве как ощущения, волевые импульсы, представления и т. п. И прежде всего выясняется (и это бывает всегда, — только на это не обращают внимания, потому что в настоящее время не умеют наблюдать психические, физические и духовные факты), что окружение ничего не знает об истиной природе такого ребенка, но оно инстинктивно ощущает ненависть к такому человеку, так как ему не нравится то, что растет в нем. Это и есть тот острый конфликт, который воспринимается сновидческим взором: ребенок, который родился, чтобы стать спасителем человечества, вызывает вокруг себя бурю ненависти. Это неизбежно. Ибо столь редким противоречивым путем в человечество притекают великие импульсы. Такие вещи рассказываются нам о Заратустре и подобных ему личностях.



Говорят, что новорожденный Заратустра мог совершать то, что наступает у людей только через несколько недель после рождения: он мог воспринимать гармонию мира с его «улыбкой Заратустры». Эта улыбка новорожденного Заратустры в первую очередь показывает нам его полное отличие от всех остальных людей. А вот и второе сообщение. В области, где родился Заратустра, появляется его враг — некий царь вроде Ирода; его звали Дуранзарун, и он пытался собственноручно, после того как ему сообщили халдейские маги о рождении Заратустры, убить ребенка. Легенда рассказывает: в тот момент, когда он хотел убить ребенка и поднял меч, у него отнялась рука и он не смог выполнить задуманное. Все это только образы, которые могло увидеть духовное сознание, — образы духовной реальности.



Далее рассказывается, как этот враг ребенка Заратустры, не смогший сам убить его, велел своему слуге отнести его в пустыню к диким зверям, чтобы они его уничтожили. Но когда затем его отыскали, оказалось, что ни один зверь его не тронул, и его нашли спокойно спящим. Когда и это не удалось, враг ребенка велел посадить его на пути стада коров и быков, чтобы они его растоптали. Но первое же животное — так рассказывают легенды — обхватило ребенка ногами и отнесло его в сторону; все стадо прошло мимо, и с ним ничего не случилось. То же самое повторилось с табуном коней. И вот последняя попытка врага: ребенка Заратустру положили среди диких зверей, у которых были отняты их детеныши. Но и тут оказалось, что и эти звери ничего не сделали ребенку и что даже, как говорит легенда, «небесная корова» продолжала затем кормить его.



Присутствие божественной сущности, духовной индивидуальности, которая спускается в такую душу, вызывает действие особых сил, приводящих такого ребенка к дисгармонии с его окружением, необходимой для того, чтобы дать развитию человечества импульсы, ведущие его вверх. Ибо там, где действительно идут к совершенству, всегда нужны дисгармонии. Затем нужно указать на то, что эти силы необходимы для такого существа, для такого ребенка, чтобы вести его вверх к соединению с духовным миром, в который он должен войти. Но благодаря чему сам ребенок переживает все эти конфликты? Представьте себе, что в тот момент, когда человек просыпается, происходит вхождение души в ее собственную сущность.



Если душа может пережить в себе физическое и эфирное тело, то она проходит развитие, которое я описал вам на примере Будды. Представьте себе теперь момент засыпания. Ныне он таков, что человек, засыпая, теряет сознание, оно прекращается — и вокруг человека в качестве картины мира простирается иллюзия «ничто». Представьте себе теперь, что человек при засыпании сохранял бы сознание. Тогда он был бы окружен духовным миром, в котором оказываются во время сна. Но тут опять существуют известные препятствия: вечером, когда мы засыпаем, пред вратами, которые мы должны пройти, стоит страж порога. Это — Великий Страж порога, который не про¬пускает нас в духовный мир, пока мы еще не зрелы, - не пропускает по той причине, что мы подвергнемся опасности, если захотим вступить с «я» в духовный мир, в который мы входим при засыпании, не укрепив наше «я», не сделав его достаточно сильным и крепким.



Эта опасность заключается в том, что мы, вместо того чтобы видеть в духовном мире объективно существующее в нем, виде¬ли бы только то, что мы сами внесли в него в качестве наших фантазий, наших мыслей, ощущений и чувств. И мы вносим туда как раз самое скверное в нас, не соответствующее истине. Поэтому такое незрелое вступление в духовный мир будет означать, что человек увидит в нем не действительность, а фантастические образы, обозначаемые технически в духовной науке как то, что не есть человеческое видение. Если бы человек увидел нечто объективное в духовном мире, то он поднялся бы ступенью выше и увидел бы нечто связанное с человеком. Признаком фантастического видения бывает всегда то, что человек, поднимаясь в духовный мир, видит образы животных и эти образы обозначают его собственные фантазии, возникающие из-за того, что он слишком мало укрепил себя.



То, что не осознано ночью, должно принять в себя силу, чтобы внешний духовный мир стал объективным; иначе он станет субъективным, и мы внесем наши собственные фантазии в духовный мир. Вообще мы их и так вносим, но Страж порога оберегает нас от их лицезрения. Восхождение в духовный мир является чисто внутренним событием, и этими образами животных, со всех сторон нападающих на нас, мы вводимся в заблуждение. Мы должны все больше окружать себя духовной силой, и тогда сможем вступить в духовный мир объективно. Если такое дитя, как ребенок Заратустра, исполнено высшей сущностью, тельце его, конечно, незрело и должно сперва созреть. И то, что является человеческой организацией, организацией разума и чувств, — как бы приподнимается над окружающим. Такой ребенок пребывает в мире, который действительно может быть назван «пребыванием среди диких зверей».



Мы часто говорили, что при подобных описаниях историческое и образное являются только двумя различными сторонами одного и того же факта. И тогда события совершаются так, что духовные силы обнаруживаются внешне как нечто враждебное, например, в случае с ребенком Заратустрой — в лице царя Дуранзаруна. Но все в целом в своем прообразе находится в духовном мире, так что внешние действия соответствуют тому, что происходит внутри духовного мира. Человеку с современным образом мышления не легко понять такую мысль, когда говорят, что события Заратустры имеют значение в духовном мире; человек думает тогда: «Значит, они не действительны». Но если доказывают, что это исторические события, тогда современный человек склонен рассматривать каждую личность только как себя самого.



В этом же состоит стремление и теперешних либеральных теологов: уподобить, например, образ Иисуса из Назарета своему собственному идеалу, или же то, что немного возвышается над ним. И материалистическому душевному покою человека теперь очень мешает, если он должен себе представить великие индивидуальности. В мире не должно существовать ничего такого, что может сильно возвыситься над идеалом современного профессора или теолога. Но при великих событиях мы имеем дело с тем, что является одновременно историческим и символически-духовным, которые не исключают друг друга. И кто не понимает, что внешнее обозначает еще и нечто другое, тот вообще не придет к пониманию истинного и существенного. Итак, душа ребенка Заратустры была в раннем детстве подвержена большим опасностям; но в то же время рядом с ней находились помогающие ей (так утверждает легенда) небесные коровы, которые укрепляли ее.



Во всех великих мировоззрениях при их основании, от Каспийского моря до Западной Европы, вы обнаружите, что такие личности, которые не поднялись вверх благодаря собственному развитию, пронизываются некоей духовной сущностью, чтобы стать водителями человечества. Кельтский народ обладал многими подобными сказаниями. Так, в них рассказывается об одном основателе кельтской религии — Хабихе, который также подвергался опасностям и был выкормлен небесными коровами; он подвергается преследованию врагов, и животные отступают от него. Эти описания опасностей, грозивших кельтскому вождю Хабиху, таковы, что можно сказать: здесь были выбраны некоторые из семи чудес Заратустры, потому что именно Заратустра является величайшей личностью такого рода. Отдельные черты чудес Заратустры вы найдете повсюду — от Греции до кельтских стран. Достаточно только вспомнить о Ромуле и Реме, чтобы встретить знаковый пример.



Таков другой путь возникновения водителей человечества. Этим мы охарактеризовали в более глубоком смысле то, что уже не раз рассматривали: два великих культурных течения послеатлантической эпохи. После великой атлантической катастрофы одно культурное течение шло через Африку, Аравию и южную Азию в направлении к центральной Азии; другое про¬ходило севернее — через Европу и северную Азию к центру Азии, где оба течения встретились. То, что возникло из этого, и есть наша послеатлантическая культура. Северное течение имело водителей, один из которых представлен вам мною как Заратустра, величайшим же представителем южного течения был Будда. Если вы вспомните теперь о том, что мы уже знаем о событии Христа, то возникает вопрос: каким же предстает теперь перед нами Крещение от Иоанна на Иордане?



Христос нисходит вниз, духовно-божественная сущность сходит в человеческую, — как это было у всех северных водителей и основателей религий, и прежде всего, у Заратустры. Это то же самое событие, только неизмеримо более великое. Христос спускается в человеческую сущность, но не в детстве, а на тридцатом году жизни, и личность Иисуса из Назарета подготавливается для этого совершенно особым образом. Обе тайны водительства человечества предстают перед нами в синтезе, в соединении, в гармонии друг с другом. И в то время как оба евангелиста — Матфей и Лука — повествуют преимущественно об образовании человеческой личности, в которую спускается Христос, Евангелие от Марка говорит больше о том, какой была сама Сущность Христа. Изливающийся духовный элемент этой великой индивидуальности представлен особенно в Евангелии от Марка.



Поэтому Евангелия от Луки и от Матфея описывают с необычайной ясностью иную картину искушения, чем Евангелие от Марка, так как последний описывает Христа, вошедшего в Иисуса из Назарета. И тут должна выступить та история искушения, которая обычно является в детском возрасте: пребывание среди зверей и помощь духовных сил. Поэтому вы видите здесь повторение чу¬дес Заратустры, когда нам рассказывается величественно и просто: «И дух повел Его в одиночество; и Он был там со зверями, и Ангелы (т. е. духовные сущности) служили Ему». Евангелие же от Матфея рассказывает совсем другое — нечто такое, что напоминает искушения Будды, то есть то, что совершается при погружении в собственную сущность, когда к человеческой душе подступают все искушения и соблазны.



Итак, мы можем сказать: Матфей и Лука описывают путь, пройденный Христом, когда Он погрузился в оболочки, предоставленные ему Иисусом из Назарета. А Евангелие от Марка описывает то, что Христос пережил как некую историю искушения, когда Он столкнулся с окружением, как сталкивались с ним все основатели религий, инспирированные духовной сущностью свыше. Христос переживает и то и другое, тогда как прежние водители человечества всегда проходили через что-либо одно. В Нем соединяются оба пути в духовный мир. Это и есть самое существенное: то, что раньше совершалось в двух великих течениях, в которые затем вливались и другие более мелкие, сливается здесь в один поток. Только с этой точки зрения можем мы понять кажущиеся или действительные противоречия между Евангелиями. Тот, кто писал Евангелие от Марка, был посвящен в такие мистерии, которые дали ему способность описать то, что является искушением у Марка: уход к зверям и помощь духовных сущностей.



Лука получил иное посвящение. И каждый из писавших Евангелие описывал то, что было ему близко и знакомо. Следовательно, то, что описано в Евангелиях, является различными сторонами события в Палестине, или Мистерии Голгофы. Я хотел здесь еще раз провести перед вами, — с точки зрения, которую мы здесь еще не могли обсуждать, — то, как надо понимать ход развития человечества и вступление в него таких индивидуальностей, которые поднимаются через развитие от Бодисаттвы к Будде; и также то, как надо понимать развитие тех, у кого надо обращать внимание не на то, чем они являются как люди, но, скорее, на то, что спускается в них сверху. Только в образе Христа соединяются оба этих вида, и, зная это, можно понять его правильно.



Благодаря этому вы поймете также, почему в мифических личностях обнаруживаются некоторые неправильности. Когда описывается, что некоторые одухотворенные существа совершили то или иное в смысле справедливости или несправедливости, как, например, в случае Зигфрида, то часто можно услышать: «но ведь он же был посвященным»? Но у таких личностей, через которые действует духовная сущность, дело не в индивидуальной эволюции, как, например, если речь идет о Зигфриде. Зигфрид может делать ошибки. Но вопрос стоит о том, чтобы передать нечто развитию человечества. И для этого должна быть выбрана подходящая личность.



Нельзя все стричь под одну гребенку; о Зигфриде нельзя судить таким же образом, как судят о личности водителя человечества, принадлежащего южному потоку, так как вся их природа и образ действия иные, чем у тех, которые погружаются в собственную сущность. Следовательно, можно сказать: духовная сущность пронизывает северных водителей, вытесняет их из собственного существа и делает возможным их поднятие в макрокосм. В южных культурах человек погружается в микрокосм, — в северных же течениях культуры он изливается в макрокосм и благодаря этому приходит к познанию всех иерархий; так, например, Заратустра познал духовную природу Солнца.



Следовательно, мы можем резюмировать все сказанное следующим образом: внутренний мистический путь, путь Будды, ведет через собственную внутреннюю сущность так глубоко, что прорывая ее, человек попадает в духовный мир. Путь же Заратустры вырывает человека из микрокосма и изливает его в макрокосм, где ему открываются его тайны. Мир мало понимает великих личностей, которые должны раскрыть тайны великого мира. Поэтому так мало понимают, например, сущность Заратустры. Мы увидим, как сильно отличается то, что мы должны сказать о Заратустре, от того, что обычно говорится о нем. Таков один из экскурсов, которые постепенно должны вас ознакомить с сущностью Евангелия от Марка.


См. также:
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 1-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 1-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 2-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 2-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 3-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 3-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 4-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 4-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 5-я лекция, часть 1

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky

Tags: Штайнер, зороастризм, эзотерика
Subscribe

Posts from This Journal “Штайнер” Tag

promo philologist 13:42, monday
Buy for 100 tokens
39-летний губернатор Новгородской области Андрей Никитин (возглавляет регион с февраля 2017 года), в отличие от своего предшественника Сергея Митина, известен открытостью в общении с журналистами и новгородскими общественниками. Он активно ведет аккаунты в социальных сетях и соглашается на…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments