Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 7-я лекция, часть 2

Берлин, 28 февраля 1911 г.

Для того, кто умеет наблюдать духовно, рука с ее эфирной и астральной частью является совершенно чудесным образованием. Но все в нашем окружении, даже если это материя, является откровением духа. Нужно представлять себе материальное по отношению к духовному, — как лед по отношению к воде: оно выделилось из духовного, и вы можете назвать его уплотнившимся духом. И если мы вступаем в отношение с какой-то материей, мы вступаем в отношение с духовным в ней. Всякое соприкосновение с материей на самом деле, — поскольку это соприкосновение материально, — является майей. В действительности мы вступаем при этом в какие-то отношения с духом.



И способ, каким мы вступаем в отношение с духом в воде, когда мы моем наши руки, такой, что придется сказать (при умении тонко и чутко наблюдать жизнь), что на общее настроение человека имеет большое влияние тот факт, как часто он моет руки. Имеются натуры, любящие мыть руки: они совершенно не в состоянии терпеть какую-либо грязь на своих руках и должны ее смыть. Такие натуры имеют или могут иметь известные отношения к своему окружению. Эти отношения не ограничиваются только материальным, но некие тонкие силы в материи начинают действовать на человека, когда он устанавливает описанные отношения между своими руками и элементом воды.



Такие люди оказываются в жизни чувствительными натурами в здоровом смысле слова: например, они точнее различают, какие люди находятся около них — с грубыми чувствами или с доброй душой. Люди же, переносящие грязь на своих руках, являются в жизни более грубыми натурами; они как бы воздвигают стену между собой и интимными отношениями со своим окружением. Это так, — и вы можете при желании это сами наблюдать этнографически. Попробуйте наблюдать людей, странствуя по свету, и вы сможете сказать: «Там-то и там-то больше моют руки». Исследуйте отношения между людьми: насколько иначе относятся друзья и знакомые друг к другу в местностях, где чаще моют руки, по сравнению с теми областями, где люди воздвигают стены между собой благодаря тому, что моют руки гораздо реже.



Эти вещи — те же законы природы. Но измененные условия могут их скрывать. Если мы бросим камень в воздух, то линия его падения образует параболу. Но если порыв ветра подхватит камень, то парабола исчезнет. Нужно знать методику, чтобы правильно наблюдать известные отношения. Но откуда это вытекает? Это вытекает из того, что ясновидящему сознанию открывается, как тонко духовно-душевное пронизывает руки. Устанавливается даже особое отношение воды к рукам, причем уже в меньшей степени это имеет место по отношению к лицу и еще в меньшей — для остальных частей по¬верхности человеческого тела. Но, конечно, это не следует считать за желание создать оппозицию по отношению ко всякому мытью или купанию: это просто должно пролить свет на соответствующие отношения.



Это — доказательство того, что духовно-душевное существо человека находится в разных отношениях с его физическими членами и выявляется в них различно. Вряд ли может случиться так, что кто-нибудь повредит своему астральному телу тем, что будет слишком часто мыть руки. Это надо принять во внимание со всей серьезностью. Справедливо то, что на отношения, возникающие между человеком и его окружением, — именно, на отношения между астральным телом человека и его окружением, — воздействует здоровым образом отношение рук к воде. Поэтому в этой области не легко впасть в преувеличение. Но если мыслить материалистически и всеми своими мыслями прикрепиться к материи, то придется сказать: «Что хорошо для рук, то хорошо и для остального тела», и этим уничтожить тонкие различия в этих понятиях.



И следствием этого зачастую является то, что с человеческим телом обращаются одинаково при всех условиях. Так, например, рекомендуется в качестве известного метода лечения активно производить холодные обтирания и омовения уже с детского возраста. Но, к счастью, медики убедились, что эти методы в отношении их последствий для нервной системы доведены до бессмыслицы. Благодаря тому, что существует особое отношение между астральным телом и руками, то, что никогда не будет достаточно для рук, может стать вредным экспериментом там, где физическое тело находится в совершенно иных отношениях к астральному телу. Поэтому если благодаря мытью рук вызывается здоровая чувствительность по отношению к окружению, то злоупотребление лечением холодными обтираниями может вызвать нездоровую сверхчувствительность и т. п., которая часто, особенно если это лечение применялось в детском возрасте, остается на всю жизнь.



Поэтому важно всюду знать границы, а их можно узнать, только признав, что в физическое тело проникают высшие члены человеческого существа. Тогда будут знать также, что органы, расположенные в глубине физического тела, служащие орудиями нашего физического тела, совершенно особым образом снабжаются духовно-душевной субстанцией. Тогда придется признать, что все, имеющее характер желез, является главным образом орудием эфирного тела, а все, относящееся к нервной системе, — например, мозг, — находится в интимной связи с астральным телом. Люди никогда не смогут понять, почему существуют определенные явления, если они не примут во внимание этих вещей. Прежде всего материалисты заблуждаются в том, что они во всем принимают во внимание только орудие, действующий орган.



Все, что мы переживаем, — мы переживаем в душевном, а то, что мы осознаем эти переживания, зависит от того, что мы должны получать в физическом теле отражение этих вещей; в отношении того, что ему передается, наше физическое тело является только орудием. Это, конечно, ясно для духовного исследователя. Но физическое тело выявляется как орудие различным образом. Укажу лишь на одно — на совершенно своеобразное значение нашей щитовидной железы. Вы знаете, что щитовидную железу считали органом, не имеющим никакого значения, и ее удаляли при заболевании; последствием этого было то, что данные люди впадали в идиотизм. Но если оставляли хотя бы часть ее, то эта опасность в основном устранялась. Это показывает, что секреция щитовидной железы необходима для развития известных сторон душевной жизни. При этом имеется следующая особенность: если вводить секрецию щитовидной железы овцы людям, потерявшим свою щитовидную железу, то идиотизм уменьшается и немного излечивается, но как только прекращается лечение, больные снова впадают в него.



Материалист мог бы сделать для себя из этого многие выводы; но только духовный исследователь сумеет оценить эти вещи правильным образом. Истинный факт заключается в том, что мы имеем дело с органом, продукт которого мы можем непосредственно вводить в наш организм, где он и действует. Так бывает со всеми органами, интимно связанными с нашим эфирным телом, так что мы можем сказать: нечто подобное тому, что совершается со щитовидной железой, возможно толь¬ко там, где имеется определенное отношение к эфирному телу. Но там, где есть такое же отношение к астральному телу, это уже невозможно. Я был знаком с не слишком способными людьми, кушавшими овечьи мозги, но они не стали умнее благодаря этому. Это опять указывает на различие между отдельными органами. Это различие столь значительно потому, что одна группа органов имеет интимное отношение к эфирному телу, а другая — к астральному. В этом открывается для духовного рассмотрения еще нечто особенное.



Конечно, кажется странным то, что человек глупеет, если у него нет щитовидной железы, и что он опять становится умным, если ему вводят секрецию щитовидной железы. Это кажется странным, потому что непонятен факт влияния всего этого на мозг. Здесь вы опять имеете один из случаев, когда внешнее человеческое наблюдение должно быть приведено к духовнонаучному способу наблюдения. Ибо духовная наука показывает, что человек вовсе не становится глупым, когда удаляется его щитовидная железа. «Однако, — скажете вы, — факты же показывают, что человек глупеет!» Но в действительности люди становятся идиотами не потому, что они не могут мыслить, а потому, что они теряют возможность иметь орган для внимания к своему окружению. Они становятся идиотами не из-за отсутствия разума, а из-за того, что они делаются тупыми по отношению к окружающему. Но стать тупым — это совсем другое, чем потерять разум. Не развивать разума — это еще не значит потерять его, — это лишь потеря внимания.



Если вы не думаете о предмете, то вы не можете и высказаться о нем: вы должны сперва подумать, чтобы стать в известное отношение к предмету. Участие, живой интерес к вещам уничтожается, когда удаляют щитовидную железу. Люди делаются безучастными, — и в такой степени, что они не могут применять свой разум. Таково тонкое различие между применением одного органа к разуму, — в случае частей мозга, — и другого органа, имеющего дело с железой, — с щитовидной железой. Таким образом мы можем осветить те способы, какими наше физическое тело становится орудием, и благодаря этому мы сможем, — если будем внимательны, — отличать различные части человеческого существа.



Также и о нашем «я» мы можем сказать, что оно по-разному проявляется в его отношениях к окружающему миру. Здесь нужно обратить внимание на такие вещи в отношении «я», о которых я говорил уже и с других точек зрения, а именно: человек как бы входит все больше и больше своим «я» в себя самого, пытаясь воспринять самого себя, — или же, напротив, он больше отдается внешнему миру и пытается установить связь с ним. Мы осознаем известным образом наше «я», погружая взор внутрь себя, когда мы имеем повод подумать о том, что нам дает жизнь и что она от нас отнимает и т. п. Тогда мы осознаем наше «я». Или же осознаем его, вступая в соприкосновение с внешним миром, — например, натолкнувшись на камень. Или когда не можем решить какую-нибудь задачу, мы также осознаем наше «я», которое в данном случае бессильно по отношению к внешнему миру. Короче: мы можем осознать наше «я» через нас самих или же через внешний мир.



И совершенно особым образом мы осознаем свое «я», когда наступает то магическое отношение к людям или к окружающему миру, которое мы называем сочувствием. Здесь особенно выявляется то, что от души к душе и от духа к духу изливается некое магическое действие. Мы ощущаем тогда мировые события — то, что чувствуется и продумывается в мире, — как нечто происходящее в нас самих; то есть мы еще раз переживаем в себе самих нечто духовно-душевное, происходящее вовне. Тогда мы действительно погружаемся в наше внутреннее, так как сочувствие — это внутреннее, душевное переживание. И если наше «я» еще не вполне зрело для этого переживания и ему необходимо укрепиться в самом себе, то это выражается душевно — в печали, а физически в слезах. Печаль — это переживание души, благодаря которому «я» чувствует себя крепче по отношению к внешнему переживанию, чем оно чувствовало бы себя, оставаясь безучастным.



Печаль повышает содержание, интенсивность «я», а слезы — это лишь выражение того, что «я» в этот момент действительно совершает усилие, чтобы пережить внутренне нечто большее, чем то, что переживается при безучастности. Поэтому мы должны поражаться поэтической фантазии молодого Гете, глубоко связанной с мировыми тайнами: он доводит слабость Фауста по отношению к его «я» до того, что Фауст хочет погасить свое «я» физически, то есть приближается к самоубийству; но в этот момент начинается звон пасхальных колоколов, и при их звуках «я» Фауста начинает укрепляться; это выражается в том признаке, который обычно является знаком печали: «Я слезы лью, мирюсь я с жизнью земной!» Это значит: то, что принадлежит Земле, окрепло, когда слезы увлажнили глаза. Мы видим здесь внутреннее возрастание интенсивности «я», выраженное в слезах.



В том же, что мы знаем как смех и веселость, мы опять-таки имеем нечто связанное с силой или слабостью нашего «я» в его отношении к внешнему миру. Веселость или смех означают, что наше «я» чувствует себя более крепким в отношении познания и понимания вещей и событий. В смехе наше «я» стягивается и усиливается так, что оно легко изливается в свое окружение. Это выражается в веселости, в том, каким образом мы веселимся. С этим связано то, что печаль по существу такова, что здоровый человек хочет, чтобы поводом к ней служила подлинная действительность. То, что в этой действительности побуждает нас к сочувствию, благодаря чему наше «я» укрепляется в его внутренней деятельности, настраивает нас на печаль. Но если печаль опирается на то, что не действительно, а является лишь художественным изображением, тогда здоровый человек чувствует, что ему необходимо еще нечто иное, чтобы противостоять действию печали.



Он чувствует, что к тому, что его настраивает печально, необходимо еще добавить как бы предчувствие возможности победы над тем, что настраивает нас печально. (Сегодня надо только указать на это обстоятельство, чтобы при случае разъяснить его дальше.) Здоровая душа чувствует в себе стремление подняться, наполниться силой по отношению к горю. И только не совсем здоровая натура вступит в такое отношение с этим «подражанием горю», что в ней не будет перспективы победы над эти горем. Поэтому мы требуем от драмы, чтобы в ней для личности, впавшей в несчастье, существовала перспектива одержать победу. И эстетика не может произвольно требовать, чтобы изображались только повседневные элементы жизни; очевидно, что человек, следуя своей здоровой природе, не справится, так сказать, со своим «я», если он будет стоять только перед изображением несчастья. Нужна вся мощь действительности, чтобы наше «я» стало собранным и поднялось до сочувствия.



Почувствуйте в своей душе, что дело обстоит иначе по отношению к комическому, действующему в нашем окружении. Человек, который может смеяться над подлинной глупостью, является в известном смысле чудовищем. Над глупостью, которая выступает в действительности, мы не можем смеяться. Но очень хорошо посмеяться над глупостью, которую изображают. И было здоровым, исцеляющим народным средством, когда в шуточных пьесах и комических постановках показы¬вали людям, как глупость человеческих поступков сама себя приводит к абсурду. Когда наше «я» побуждают в смехе подняться над тем, что в целом является глупостью, то оно поистине укрепляется при виде художественно представленной глупости, и нет более здорового смеха, чем смех, вызванный художественным изображением глупости, — тогда как бесчеловечно смеяться над тем, что случается с нашим ближним, или над настоящим глупцом. И поэтому нужно учитывать различные закономерности, чтобы подобные вещи действовали правильно в качестве представлений.



Если мы хотим укрепить наше «я» сочувствием, то мы можем это сделать в особенности тогда, когда факты, вызывающие сочувствие, выступают перед нами в действительности. Наоборот, будучи здоровыми людьми, мы требуем от изображаемого несчастья ощущения возможности победы над ним. И когда в умирающем герое трагедии искусство изображает нам смерть, мы чувствуем, что в этой смерти символически изображается победа духа над телесностью. Но дело обстоит иначе, когда мы приводим свое «я» в соотношение с внешним миром. Тут мы ощущаем, что мы, собственно, не можем правильным образом пережить веселость или смех по отношению к действительности, но что смешно преимущественно то, что более или менее удалено от действительности и не имеет к ней отношения.



Когда с человеком случается несчастье, которое не приносит ему большого вреда и находится в малой связи с действительностью жизни, — то мы можем посмеяться над его несчастьем. Но чем в большей степени то, что мы переживаем, имеет отношение к действительности, тем меньше можем мы смеяться, если мы поднимаемся до понимания свершившегося. Из этого мы видим, что наше «я» по-разному относится к различным фактам действительности. Но это различие в фак¬тах также показывает нам, что всюду наличествует связь с самым великим. Из многих лекций мы знаем, что в древнем посвящении имелись два различных пути достижения духов¬ного мира: один путь — это погружение в свое внутреннее существо, микрокосм, и другой путь — жизнь вовне, в макро¬косме, в великом духовном мире.



Все, что изживается в вели¬ком, обнаруживается и в самых малых вещах: способы погружения человека в свое внутреннее существо в повседневной жизни проявляются в виде различных печалей; а способ, каким человек изживает себя во внешнем мире, обнаруживается в способности понимать связь таких событий, которые в жизни воспринимаются несвязанными между собой. И в этом обнаруживается превосходство нашего «я». Мы знаем, что только то «я», которое не теряет себя, можно вести путем посвящения, направленным во внешний мир; иначе оно теряет себя и может быть приведено не во внешний мир, а в ничто. Итак, самое малое связано с самым великим. И поэтому в духовной науке столь часто поднимавшей нас в высшие сферы, мы обращаемся также и к повседневной жизни. В следующий раз мы попробуем воспользоваться тем, что охарактеризовали сегодня, обратившись к высшим сферам.


См. также:
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 1-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 1-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 2-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 2-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 3-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 3-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 4-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 4-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 5-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 5-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 6-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 6-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 7-я лекция, часть 1

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Штайнер, эзотерика
Subscribe

Posts from This Journal “Штайнер” Tag

promo philologist 13:42, monday
Buy for 100 tokens
39-летний губернатор Новгородской области Андрей Никитин (возглавляет регион с февраля 2017 года), в отличие от своего предшественника Сергея Митина, известен открытостью в общении с журналистами и новгородскими общественниками. Он активно ведет аккаунты в социальных сетях и соглашается на…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments