Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Людмила Алексеева. "Дело Орлова" (1981)

Людмила Михайловна Алексеева (род. 1927) — российский общественный деятель, участница правозащитного движения в СССР и постсоветской России, одна из основателей (в 1976 году) Московской Хельсинкской группы, с 1996 года председатель МХГ. В 2002—2012 годах — член Комиссии по правам человека при Президенте Российской Федерации (впоследствии преобразован в Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека). Являлась одним из организаторов (ноябрь-декабрь 2004 года) и до 2008 года одним из трёх сопредседателей Всероссийского гражданского конгресса. Текст приводится по изданию: "Континент", 1981. №27.



ДЕЛО ОРЛОВА

(Рецензия составителя: Дело Орлова. Сост. Л. Алексеева. Хроника-Пресс, Нью-Йорк, 1980.)

Если когда-нибудь будет написана история правозащитного движения, заметное место в этой книге должно занять описание судебных процессов над людьми, отстаивавшими свои — или не только свои — гражданские права. Каждый такой суд — горестное событие. Ведь за 15 лет, что существует движение, не было ни одного оправдательного приговора судимым по политическим мотивам. Но каждый, кто хоть раз постоял у «закрытых дверей открытого суда», знает, что суды эти — не только демонстрация силы неправой власти, торжество беззакония. Суды эти — свидетельство бессилия злобной силы перед человеком, ставшим гражданином в государстве, где велено быть лишь подданным.

Как бы ни был беззаконен и жесток приговор, главное впечатление от суда — не он (может быть, именно из-за его предрешенности), а позиция осужденного. Снова и снова потрясает безграничность сил, придаваемых человеку верой в свою правоту. Именно поэтому расправы не гасят движения, а стимулируют его развитие, и оно вот уже 15 лет идет по принципу цепной реакции: суд — протесты против незаконного осуждения — суды над протестовавшими — снова суд — и так до сих пор... Очень рано вошло в обычай делать записи судебных процессов. Насколько мне известно, первую такую запись сделала Фрида Вигдорова, присутствовавшая на суде над Иосифом Бродским, одним из самых выдающихся современных русских поэтов, осужденным на ссылку за «тунеядство» (Ленинград, 1964). Суд над Андреем Синявским и Юлием Даниэлем (февраль 1966 г.), вызвавший первую в нашей стране правозащитную демонстрацию, от которой «есть пошло» наше движение, вызвал к жизни первый сборник материалов о суде по политическим мотивам — знаменитую «Белую книгу». Ее составитель Александр Гинзбург расположил собранный им материал самым естественным для такого сборника образом: биографические данные о подсудимых, суть их «дела», предсудебные отклики, запись судебных заседаний, отклики на суд.

Сборник о следующем суде (как и следовало ожидать, это был суд над Гинзбургом и его товарищами) и более поздние составлялись по этому же плану. Так же составлен и рецензируемый сборник. Суды над членами Хельсинкских групп вызвали беспрецедентно сильный отклик и внутри страны и за рубежом. В самиздате вышли четыре информационных бюллетеня с откликами на аресты членов Московской Хельсинкской группы Юрия Орлова, Александра Гинзбурга и Анатолия Щаранского. Я не раз слышала в разных странах Европы, что всеобщее возмущение по поводу этих судов сравнимо лишь с реакцией на советскую оккупацию Чехословакии в 1968 году. Однако «Дело Орлова» — единственный сборник по судебным процессам «хельсинцев», об остальных имеются лишь записи судебных процессов и о некоторых — короткие очерки об обстановке около суда.

«Дело Орлова» — первый из сборников о судах над правозащитниками, составленный не внутри страны, а на Западе — разумеется, с использованием материалов, полученных из Москвы: запись суда была сделана женой Юрия Орлова Ириной Валитовой, присутствовавшей на суде; очерк «Около суда» — Еленой Андроновой, проведшей там все четыре дня, пока длился суд; отклики на арест и на суд в СССР взяты в основном из упомянутых выше информационных бюллетеней, составленных в Москве. Но работа составителя не свелась к расположению этих материалов в хронологическом порядке — я работала над этим сборником несколько месяцев. Хотя у меня не было возможности собрать все материалы, относящиеся к «делу Орлова», собранного оказалось больше, чем может вместить сборник. Я не могла включить в него все известные мне материалы, как это сделали Александр Гинзбург в «Белой книге» и Литвинов в сборнике «Процесс четырех». Наиболее трудной проблемой оказался именно отбор материала.

Заведомо невозможно включить в сборник все, относящееся к «делу Орлова». Это дело, по словам президента Картера, «имеет прямое отношение к Заключительному Акту» Хельсинкских соглашений, ставшему лозунгом международного движения за права человека, — это движение и есть дело Орлова. Принципиально неотделим его личный вклад от сделанного Московской Хельсинкской группой. Во многих случаях весьма условно отделение усилий Московской Хельсинкской группы от хельсинкского движения и от движения за права человека в целом. Трудно провести грань между выступлениями в поддержку Хельсинкских групп от выступлений в защиту Юрия Орлова. Собственные же попытки выделить усилия, направленные на освобождение Орлова, из борьбы за всех арестованных членов Хельсинкских групп и других политзаключенных вызывали у меня чувство неловкости. Хотя составлявшийся сборник назывался «Дело Орлова», я не могла, выписывая, скажем, восторженные высказывания о нем или призывы помочь его освобождению, оборвать цитату перед перечнем других имен, — и объем будущего сборника разрастался безмерно.

Почти все тексты приведены с сокращениями, иногда до короткой цитаты. Из нескольких выступлений одного и того же лица выбиралось одно, обычно самое короткое. Многие материалы остались никак не использованными. Так, пришлось отказаться от включения в сборник газетных и журнальных статей в пред судебный период. Собрать полный свод советской и зарубежной прессы, чтобы дать хотя бы перечень, мне было не под силу, имевшиеся же в моем распоряжении материалы не были полными и в то же время оказались весьма внушительны по объему. Поэтому я приняла решение ограничиться обзором только английской и американской прессы в период наибольшего ее внимания к делу Орлова — во время суда и сразу после него. Обзор этот тоже не полон, многие статьи даны в переложении или в виде цитат, а то и только названий. Отбор я старалась производить так, чтобы читатель получил представление о проблематике и тоне газетных выступлений о суде.

Учитывая, что советский читатель, как правило, не имеет доступа к зарубежным материалам, я расширила, по сравнению с прежними сборниками о политических процессах, «зарубежный» раздел. Это тем более было оправдано в данном случае, что отклики за рубежом на аресты и суды над членами Московской Хельсинкской группы были сильнее, чем когда бы то ни было прежде. Из выступлений в защиту Орлова в сборник попали главным образом те, которые составляют особенность Хельсинкского движения: в СССР — коллективные письма с большим числом подписей и письма людей, не участвовавших непосредственно в правозащитном движении; за рубежом — выступления глав государств и крупных политических деятелей; резолюции парламентов хельсинкских стран; выступления на международном уровне — в ООН, на Белградской конференции, в Европейском парламенте и т. д.; необычные по активности выступления ученых; материалы об организации профессиональной юридической защиты на Западе — сбор свидетельских показаний и слушание дела Орлова, проведенное его английским адвокатом Джоном Макдональдом в Лондоне одновременно с судом в Москве.

В сборник не вошли материалы о деятельности эмигрировавших из СССР участников правозащитного движения, хотя размах такого рода усилий тоже был отличительной чертой кампании в защиту членов Хельсинкских групп и усилия эти сыграли существенную информационную роль в западном обществе, а также роль стимулятора некоторых выступлений западных общественных и политических деятелей. Так, Валентин Турчин многократно выступал в европейских и американских университетах и разных общественных организациях, главным образом среди ученых, рассказывая им о правозащитном движении в СССР и персонально об Орлове, организуя выступления в его защиту. Из всех выступлений Турчина в сборник вошло только его письмо к американским физикам и призыв в защиту Орлова, помещенный в журнале ученых-атомщиков.

После всех этих ограничений получился сборник в 326 страниц, набранный петитом. Он открывается биографической справкой и очерком «Как возникло дело Орлова» — о создании и работе Московской Хельсинкской группы вплоть до ареста Ю.Ф. Орлова, о возникновении хельсинкского движения. Далее следуют разделы «Советские граждане об Орлове и его аресте» и «Дневник следствия и защиты» — расположенные в хронологическом порядке сообщения о ходе следствия и акциях в защиту Орлова в СССР и за рубежом до начала суда. «Дневник» занимает 22 страницы убористого текста. Пролистывая его, убеждаешься, что в предсудебный период, растянувшийся на год и три месяца, почти ежедневно происходили какие-то выступления в связи с предстоящим судом. Самиздатская традиция возможно более полного освещения юридической стороны политических судебных процессов обусловила включение в сборник текстов, инкриминируемых Орлову, в том числе аннотаций документов Московской Хельсинкской группы. В сборнике приведены также показания и другие материалы, заведомо имевшиеся в распоряжении суда, но не использованные им: показания и документы, собранные Московской Хельсинкской группой и Джоном Макдональдом, отправленные в адрес суда, а также показания политзаключенных пермских лагерей, отправленные в адрес кассационного суда.

Последний раздел сборника — после суда — охватывает годичный период, до 18 мая 1979 года, хотя борьба за освобождение участников хельсинкского движения продолжается. К сожалению, большой объем сборника и его ориентированность на советского читателя мешают его опубликованию на других языках. По-английски о деле Орлова есть брошюра, выпущенная Международной Амнистией вскоре после его ареста. Известная мне литература на английском о «хельсинцах» — брошюра, составленная Хельсинкской комиссией США, а об арестованных хельсинцах — брошюра Американской Хельсинкской группой. Оба сборника составлены по одному и тому же принципу: краткие биографические данные, для арестованных — краткие сведения об обстоятельствах ареста и суда, приговор, почти всегда — фотография.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Людмила Алексеева, СССР, Юрий Орлов, диссиденты, правозащитники
Subscribe

Posts from This Journal “Людмила Алексеева” Tag

promo philologist october 15, 15:20 14
Buy for 100 tokens
Дорогие друзья! Меня номинировали на профессиональную гуманитарную и книгоиздательскую премию "Книжный червь". На сайте издательства "Вита Нова" сейчас открыто онлайн-голосование на приз читательских симпатий премии. Если вы хотите, то можете меня там поддержать:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment