Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 10-я лекция, часть 1

Берлин, 10 июня 1911 г.

В наше время нетрудно заметить, что духовнонаучное мировоззрение, о котором уже в течение нескольких лет говорилось в нашей немецкой секции и в этой ветви, начинает все больше и больше вживаться в мир и находить понимание в сердцах и душах наших современников. Конечно невозможно, — хотя и очень желательно было бы, в целях взаимного понимания, — время от времени говорить о том, как наши духовно-научные ощущения, чувства и познания проникают в современный мир. Многим из вас хочется знать, как то, что вы сами приняли в душу как духовную пищу, действует в наше время на другие сердца и другие личности. При случае можно коснуться этого внешнего распространения наших духовнонаучных взглядов; но отчасти удовлетворить вас может, если я скажу в качестве введения, что мы все снова и снова видим, как в различных местностях, в различных странах света распространяется, где больше, где меньше, настроение, которое одушевляет всех нас.



Когда я недавно пытался пробудить понимание наших идей в одном из южных пунктов Австрии — в Триесте, то стало очевидным, что те взгляды, которые мы распространяем, начинают утверждаться и там. И когда мы переходили от этой южной точки в Копенгаген, где в последние дни был почитан ряд лекций, и в сердца вступало то, что мы признаем как дух, то можно было и там, у наших северных друзей, заметить, как все больше и больше в их среде присутствует тот дух, который мы развиваем как дух розенкрейцерства. Если объединить такие отдельные внешние факты, то окажется, что в нашей современности живут потребность и тоска по тому, что мы называем духовной наукой.



И поистине, самый внутренний нерв того настроения, которое наполняет наше духовное направление, заключается не в том, чтобы заниматься какой-либо внешней пропагандой или агитацией, а только в том, чтобы прислушиваться, как в душах и сердцах современных людей растет потребность в великой всеобъемлющей мудрости, в которой они нуждаются, чтобы уверенно жить в наше время. И мы можем, исходя из общих рассмотрений, придти к тому выводу, что для нас в наше время существует обязанность сделать это духовное настроение пищей нашей души. Это связано ведь с тем, как мы укоренены в современности. Мы все достаточно усвоили закон кармы, чтобы знать, что не случайно та или иная индивидуальность чувствует потребность именно в данное, определенное время сойти в физический мир и принять физическое тело. Души всех сидящих здесь ощутили стремление принять физическое тело на рубеже XIX и XX веков, потому что все, что должно было произойти в физическом окружении в течение этого времени, должно быть пережито и сделано по желанию этих душ.



Рассмотрим наше время, каким оно духовно представляется тем душам, которые родились в нем. Все изменилось на рубеже XIX и XX веков, — как в духовном окружении мира, так и во внешнем экзотерическом, — по сравнению с тем, что было пятьдесят, шестьдесят лет тому назад. В наши дни подрастающий человек — вы все были в этом положении — пытается услышать хоть что-нибудь о духовном водительстве мира, пронизывающем внешний мир в творениях различных царств природы, а также и наши души. Но мы можем сказать: в течение последнего пятидесятилетия душа, страстно стремящаяся к духовному, повсюду, где она надеется найти для себя подлинную духовную пищу, находит необычайно мало.



Да, это стремление заключено в глубочайших недрах души; его можно лишь заглушить, если оно говорит недостаточно громко, но оно присутствует там, и каждый, где бы он ни стоял в жизни и что бы ни делал, — хочет получить настоящую духовную пищу. Работают ли теперь в области какой-нибудь науки — там изучают только внешние, материальные факты, которые, правда, применяются умным, величественным и остроумным способом в грандиозных достижениях культуры, но в которых нельзя расслышать никаких откровений духа; работают ли в мире как художники или в более практических областях жизни — всюду находят очень мало из того, что нужно, что должно придти в дух, в голову и руки, чтобы иметь не только силу и импульсы к работе, но и уверенность, утешение и силу для жизни.



И люди в начале XIX века уже предчувствовали, что в ближайшем будущем этого будет еще меньше. В первой половине XIX столетия, когда еще существовали остатки древней духовной жизни, хотя и в другой форме, многие говорили себе: «В самом воздухе чувствуется исчезновение древних сокровищ духа, пришедших к нам по традиции из древних времен. Но большие успехи в культуре XIX столетия полностью погасят то, что пришло к нам как духовные предания из древних времен».



Такие голоса слышим мы. И в подтверждение того, что такие голоса раздавались в первой половине XIX века, я хотел бы упомянуть здесь еще кое о чем. Пусть прозвучит среди нас голос одного человека, много знавшего в области древней теософии, знавшего также, что в ходе событий XIX века этот древний вид теософии должен будет полностью исчезнуть. Но при этом он был убежден, что придет время, когда теософия вновь вернется. Слова, которые я хочу сейчас прочесть, были написаны в 1847 году, то есть в конце первой половины XIX века. И написал их один из тех мыслителей, каких теперь больше не существует, один из тех, кто еще умел чувствовать отзвуки древних, давно исчезнувших преданий.



«То, чего собственно хочет теософия, трудно понять у древних теософов... Но не менее ясно и то, что теософия, идущая прежним путем, не может привести ни к научности, ни к широкому кругу действия. Однако преждевременно было бы сделать вывод, что она является вообще неправомерной в научном отношении, только лишь эфемерным феноменом. Против этого достаточно громко свидетельствует история. Она рассказывает нам, что это загадочное явление никогда не могло вполне пробиться, но несмотря на это все снова и снова возникало в разнообразнейших формах сохраняемое цепью никогда не умирающих традиций. И во все времена было мало людей, в которых эта живая исследовательская потребность ума сочеталась бы с живой религиозной потребностью. Но теософия существует не только для этих последних...



И главное, если она станет когда-нибудь настоящей наукой с подлинными достигнутыми результатами, то эти результаты прейдут постепенно во всеобщие убеждения или станут популярными и будут передаваться по наследству как общепризнанные истины для тех, кто сам не сможет освоиться с путями, на которых они открываются. Но это еще в будущем, и мы не хотим предупреждать его; а пока мы можем с благодарностью радоваться прекрасному изложению жизни Этингера, которое, конечно, встретит сочувствие в широком кругу» (Из предисловия Рихарда Ротэ к «Теософии Фридриха Кристофа Этингера в ее основных чертах». Добавление к истории догматов и к истории философии д-ра Карла Августа Ауберлена. Тюбинген, 1847 г.)



Отсюда видно, как ощущался дух теософии в 1847 г. таким человеком, как Ротэ из Гейдельберга, ссылавшимся в своем «Предисловии» на Этингера — теософа второй половины XVIII века. Но чем же является собственно дух теософии? Это есть дух, без которого в мире никогда не могли бы совершаться культурные деяния. И если мы помыслим о величайшем, то это есть дух, без которого не могли бы появиться Гомер, Пиндар, Рафаэль, Микеланджело, без которого не было бы религиозного углубления у людей, никакой духовной жизни и никакой внешней культуры. Ибо все, что человек создает, он творит из духа; и если он думает, что можно творить без духа, то он не знает, что без него всякое стремление придет через известное время в упадок; и то, что в малой степени пронизано духом, скорее подпадает смерти, нежели то, что создано с настоящей духовной силой.



Из духа происходит то, что имеет вечную ценность, и остается только то, что происходит из духа. Но даже и самое малое, созданное для повседневности, имеет вечную ценность и связывает нас духовным; ибо все совершаемое человеком находится под водительством духовной жизни. Развивая нашу теософическую жизнь, мы знаем, что в основе этой жизни находится течение, которое мы называем розенкрейцерским, и мы неоднократно отмечали, что учителя розенкрейцерской мудрости подготовили уже с XI, XII, XIII столетий то, что начало совершаться с конца XIX века и будет продолжаться в XX веке. То, что Ротэ из Гейдельберга отмечает как предвидение будущего, на что тот надеется и чего ждет, это ведь должно быть для нас уже настоящим. И оно становится таковым все больше и больше. Но оно подготовлялось с древних времен теми, кто прежде незаметным образом вливал в души людей это духовное течение. В специфическом же смысле то, что мы называем розенкрейцерским путем в XII, XIII, XIV веке, — присутствует сознательным образом в нашем теософическом движении; оно с XI, XII, XIII, XIV века входило в сердца людей, в науку и было запечатлено в духе людей Европы.



Можно ли представить себе из событий, происходивших в нашей культуре, как, собственно, действовал этот дух? Я сказал: начиная с XI, XII, XIII, XIV века этот дух действовал как дух розенкрейцерства; но он существовал всегда, и только принял в указанное время последнюю — розенкрейцерскую форму. Дух, действующий теперь как дух розенкрейцерства, восходит к древнейшим временам человечества. Его мистерии существовали уже в древние времена Атлантиды. И то, что в древние времена, отстоящие очень далеко от нашего времени, распространяет свое действие и в новейшие времена, вливалось в души и сердца людей, становясь все более сознательным.



Представим себе, как этот дух входил бессознательно в человечество. Вы сидите здесь вместе. И то, что мы изучаем, нам показывает: душа человека развивается тем или иным способом, чтобы постепенно подняться в области, где она может постигнуть духовную жизнь, а может быть, и созерцать ее. Многие из вас годами старались вливать в свою душу понятия и идеи, воплощающие в себе духовную жизнь, чтобы получить из них духовную пищу. Вы знаете способы, с помощью которых мы пытаемся понять загадки мира. Неоднократно я говорил о том, как души проходят по различным ступеням развития, как поднимаются в высшие миры.



Говорилось и о том, как человек должен отличать высшую часть своего существа от низшей; описывалось, как человек перешел на Землю с других планетарных состояний, как он прошел развитие Сатурна, Солнца и Луны, во время которых образовывалось его физическое, эфирное и астральное тела, и как он затем вступил в свое земное развитие. Было сказано, что в нас живет нечто такое, что должно пройти обучение, чтобы подняться дальше к высшему. Было также сказано, что на Луне отстали те сущности, которые мы называем люциферическими и которые затем приблизились к человеку как искусители его астрального тела, чтобы дать человеку то, что они могли ему дать. Затем мы часто говорили о том, как человек должен преодолевать то или иное в своем низшем существе, как он должен вести себя в той или иной ситуации, чтобы подняться в сферы, к которым принадлежит его высшая сущность, — как он, чтобы подняться в высшие области духовной жизни, должен исполнить слова Гете: «И пока в тебе нет этого «умри и стань», ты — грустный гость на этой темной Земле!»



И пока ты не поймешь:
Смерть — для жизни новой,-
Хмурым гостем ты живешь
На Земле суровой.
(«Блаженное томление». Пер. В. Левика.)



Дальше мы говорили, что развитие людей, которое теперь возможно и которое может дать нам силу, уверенность и подлинное содержание жизни, достигается тем, что мы усвоим себе, например, знание о многочленности человеческой природы и поймем, что человек не сложился хаотично, а состоит из физического, эфирного, астрального тела и «я». И то, что говорилось об этом, мы восприняли не просто как слова; мы довели их до определенных представлений путем рассмотрения и характеристики различных темпераментов, воспитания человека, которое заключается в развитии физического тела до семи лет, эфирного тела — до четырнадцати лет, астрального тела — до двадцати лет. И рассматривая миссию правды, благоговения, гнева и т. д., мы видели, что наши представления не остаются абстрактными, но оживляют восприятие жизни и делают наше окружение прозрачным, ясным и полным содержания.



Так учимся мы понимать загадки мира и можем теперь понимать друг друга. И если вне нашей среды существует еще много людей, которые — сознательно или бессознательно — пребывают в материализме, то все же имеется некоторое количество душ, которые ощущают жизненную необходимость прислушиваться к тем представлениям, которые даются здесь. Многие из вас не стали бы годами сидеть здесь ради того, чтобы пережить и прочувствовать то, чем мы здесь занимаемся, если бы это не было для них жизненной необходимостью. Почему ныне появились души, которые действительно понимают это и которые могут проследить путь человеческой жизни в развиваемых здесь понятиях и воззрениях? Это возможно по следующей причине.



Подобно тому как вы родились на свет с такими стремлениями, какие я пытался недавно здесь изобразить, так и наши предки в Европе, — то есть многие из находящихся здесь сегодня душ, — родились в прошедшие века в другом окружении, в другом мире, чем мир XIX века. Оглянемся на VI, VII или XII, XIII столетия, когда были инкарнированы многие из здесь находящихся душ, и посмотрим на то, что переживали тогда эти души. В те времена, разумеется, не существовало Теософского общества, где говорили бы обо всем так, как говорим теперь мы; тогда души слышали нечто совсем другое в своем окружении. Попытаемся представить себе, что слышали тогда души от тех людей, которые не ездили повсюду, чтобы читать духовноведческие лекции, но как рапсоды возвещали о духе, переходя из деревни в деревню, из города в город.



Какие же слова говорили эти люди? Дадим им прозвучать теперь перед нами. Тогда еще не говорили: «Существует теософия, учение о высшем и низшем «я»; человек имеет физическое, эфирное, астральное тело и т. д.» Тогда странствовали повсюду рапсоды, т. е. люди, призванные возвещать о духе, и рассказывали примерно следующее. Я хочу здесь повторить кое-что из того, что возвещалось тогда в Средней и Восточной Европе. Жил некогда королевский сын. Ехал он мимо рва и услышал чьи-то стоны. Он спустился туда, чтобы посмотреть, кто там стонет, и нашел старую женщину. Он остановил свою лошадь и помог старой женщине выйти из рва, куда она упала. Когда он увидел, что она не может идти, так как повредила себе ногу, то спросил ее, как же случилось с ней это несчастье.



И женщина рассказала ему: «Я, старая женщина, должна еще до зари идти в город, чтобы продать там яйца. Но в темноте я упала в этот ров». Королевский сын сказал ей: «видишь, ты не можешь идти домой. Я посажу тебя на лошадь и довезу до твоего дома». Так он и сделал. Тогда женщина сказала ему: «Ты добрый и хороший человек, хотя и высокого рода, и ты получишь от меня награду за то, что помог мне.» Он догадался, что она не простая женщина. Далее она сказала: «Так как ты был столь добр ко мне, ты должен получить награду, достойную твоей доброй души. Хочешь жениться на дочери королевы цветов?» — «Да!» — ответил он. И она продолжала: «Для этого тебе нужно нечто такое, что я легко могу дать тебе».



И она подала ему колокольчик со словами: «Если ты позвонишь один раз, к тебе прилетит король орлов со своими стаями и поможет в том положении, в которое ты попадешь; а если позвонишь три раза, то приплывет король рыб и поможет тебе в том положении, в которое ты попадешь». Королевский сын взял колокольчик, пошел домой и сказал, что он хочет отыскать дочь королевы цветов, а затем уехал из дома. Долго ездил он повсюду, но никто не мог ему сказать, где живет королева цветов со своей дочерью. Его лошадь пала, и пришлось идти пешком. Вот пришел он к одному старику и спросил его, где живет королева цветов со своей дочерью. «Этого я не могу тебе сказать, — отвечал тот. — Но иди дальше, и найдешь моего отца, может быть, он скажет».



Королевский сын пошел дальше, шел многие годы и нашел древнего старца. Он спросил его: «Можешь ли ты мне сказать, где находится жилище королевы цветов?» Но тот отвечал ему: «Этого я не могу сказать. Но иди все дальше и дальше долгие годы; ты найдешь моего отца, и тот, наверное, сможет тебе сказать, где живет королева цветов». Королевский сын пошел дальше и нашел наконец древнего старца, у которого спросил, где живет королева цветов со своей дочерью И ответил ему старец: «Королева цветов живет далеко в той горе, которая видна отсюда. Но ее караулит свирепый дракон. Теперь ты не сможешь подойти к нему, так как он никогда не спит в это время; он спит в одно определенное время, а сейчас он как раз бодрствует. Тебе надо пойти еще дальше, но к другой горе, там живет мать дракона.



С ее помощью ты достигнешь своей цели». Смело пошел он дальше, пришел к первой горе, затем ко второй, нашел там мать дракона, прообраз безобразия. Но она знала, что от нее зависела возможность найти дочь королевы цветов. Вокруг нее он увидел семь других драконов, которые сторожили королеву цветов и ее дочь. Издревле они были в плену и могли быть освобождены только королевским сыном. И сказал он матери дракона: «О, я знаю, что должен стать твоим слугой, если хочу найти королеву цветов». — «Да, — сказала она. — Ты должен стать моим слугой и сослужить мне нелегкую службу. У меня есть лошадь; ты должен пасти ее один день, второй день и третий день. Если приведешь ее домой здоровой, то через три дня ты сможешь, может быть, достигнуть того, чего желаешь. Но если не приведешь ее здоровой домой, то драконы сожрут тебя, — мы все сожрем тебя!»



Королевский сын согласился, и на следующий день ему привели лошадь. Он хотел повести ее на пастбище, но она вскоре исчезла. Он искал ее, но не мог найти и очень горевал об этом. Тут он вспомнил о колокольчике, который ему дала старая женщина, достал его и позвонил один раз. И слетелось к нему множество орлов во главе с королем орлов. Они отыскали лошадь, и он привел ее к матери дракона. Она сказала ему: «За то, что ты привел ее ко мне, я дам тебе медный плащ; в нем ты можешь присутствовать на балу, который дает сегодня ночью королева цветов и ее дочь». На другой день он должен был опять вести лошадь на пастбище. Опять она исчезла, и он нигде не мог ее найти. Тогда вытащил он свой колокольчик и позвонил два раза.



Тотчас же появился король лисиц в сопровождении своей свиты; они нашли лошадь, и он опять привел ее к матери дракона. И сказала она ему: «Сегодня ты получишь серебряный плащ и сможешь ночью быть на балу королевы цветов и ее дочери». На балу королева цветов сказала ему: «Потребуй жеребенка от этой лошади; с помощью этого жеребенка ты сможешь меня освободить, и мы будем тогда вместе». На третий день он опять взял лошадь, чтобы вести ее на пастбище. Вскоре она опять исчезла, так как была очень дикой. Он позвонил три раза в свой колокольчик, и явился король рыб со своей свитой; они отыскали лошадь, и он привел ее в третий раз домой.



Так счастливо выполнил он свою задачу. Мать дракона дала ему в награду золотой плащ — его третью одежду. В нем пошел он в третий раз на бал королевы цветов. И кроме того получил причитающийся ему подарок — жеребенка от той лошади, которую пас. На нем он смог отвезти королеву цветов и ее дочь в их собственный замок. А вокруг замка королева велела посадить густую изгородь из кустарника, чтобы замок не мог быть занят теми, кто хотел их опять похитить. И сказала королева королевскому сыну: «Ты завоевал мою дочь, и ты ее получишь, но с одним условием: она может быть с тобой только одну половину года, а другую она должна проводить под поверхностью Земли, чтобы быть со мной; только так возможно тебе жить с ней». Итак, королевский сын получил дочь королевы цветов, жил с ней всегда одну половину года, а другую она проводила со своей матерью».

Продолжение следует...



См. также:
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 1-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 1-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 2-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 2-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 3-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 3-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 4-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 4-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 5-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 5-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 6-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 6-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 7-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 7-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 8-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 8-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 9-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Экскурсы в Область Евангелия От Марка. 9-я лекция, часть 2

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Штайнер, розенкрейцеры, теософия, эзотерика
Subscribe

Posts from This Journal “Штайнер” Tag

promo philologist июнь 19, 15:59 3
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства "Кучково поле" публикую фрагмент из книги: Берхгольц Ф.В. Дневник камер-юнкера Фридриха Вильгельма Берхгольца. 1721–1726 / вступ. ст. И.В. Курукина; коммент. К.А. Залесского, В.Е. Климанова, И.В. Курукина. — М.: Кучково поле; Ретроспектива, 2018.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment