Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Наталья Громова: "Культура определяет и экономику, и политику. Это уже сто раз доказано"

Наталья Громова — историк литературы, прозаик, литературовед, драматург, журналист, педагог, музейный работник, научный сотрудник. Премия журнала «Знамя» (за архивный роман «Ключ»), финалист премии «Русский Букер», лауреат премии Союза писателей Москвы «Венец». Ее книги («Узел. Поэты: дружбы и разрывы», «Странники войны. Воспоминания детей писателей», «Скатерть Лидии Либединской», «Ключ») основаны на частных архивах, дневниках и живых беседах с реальными людьми. Живет в Москве.

Ниже приведен небольшой фрагмент из ее интервью порталу "Реальное время". Полностью всю беседу можно прочесть на сайте издания.




— Вы сказали о «монструозном объединении Союза писателей», каким оно было в советское время. А сегодня какая роль отводится этому органу?

— Сейчас существует много союзов писателей. Я нахожусь в самом, на мой взгляд, приличном. Он называется Союз писателей Москвы. Я не собиралась в него вступать, но меня пригласила Лидия Борисовна Либединская, которая состояла там в каком-то совете. Сказать, что это что-то дает, нельзя, это вообще ничего не дает. Может быть, это дает статус. Я, например, не кандидат наук. Проходить через все эти формальности у меня нет сил, времени и желания, но некий статус иногда бывает нужен, и, как ни странно, в нашей стране еще работает то, что ты член Союза писателей. Пожалуй, только это.

Мне предлагали вступить в правозащитную писательскую организацию «ПЕН-клуб», но после событий на Украине внутри этого объединения произошел раскол. Осенью будет создана параллельная «ПЕН-клубу» структура, она называется ассоциация «Свободное слово». Я туда вступлю и буду с ними, потому что это способ общественной защиты. Это последнее, для чего вообще нужны объединения. И вообще, во всем мире писатели и журналисты объединяются для того, чтобы кого-то защитить, вытащить, спасти. Других функций союзов, я предполагаю, в истории уже нет и не будет. Та же функция, которую выполнял Союз писателей в советские годы, была навязана государством.
«В 90-е должна была произойти люстрация»

— Вернемся к теме рефлексии. В Германии до сих пор на разных уровнях происходит осмысление случившегося во времена Гитлера, люди ощущают в себе бремя вины за сотворенное их родителями и дедами. Можно ли сказать, что у нас в стране тоже происходит эта внутренняя работа, осознание произошедшего в годы репрессий?

— Нет, мы не начали этого делать. Была крохотная попытка в 1990-е годы, но это быстро, к сожалению, закончилось по одной простой, на мой взгляд, причине — потому что не прошла люстрация, потому что люди, которые заняли власть, принадлежали к той же самой коммунистической прослойке, только, так сказать, перекрасились. То есть коммунисты никуда не ушли, они остались, и сейчас у власти поколение, которое чуть постарше меня или мои сверстники, достаточно циничные люди, с определенными представлениями и взглядами. Но драма состоит в том, что взращен целый комплекс, когда нация побеждена, когда есть внешний административный элемент, в такой ситуации народу из себя исторгнуть что-то бывает чрезвычайно сложно. Разве что какие-то интеллектуальные люди или такие люди, как Сахаров, могут сказать, что для того, чтобы выздороветь, нам нужно покаяние. И для этого должна быть церковь, которая будет отделена от государства, которая будет говорить такие вещи. Как было в Польше, где был святой ксендз Ежи Попелушко, которого слушали люди и который всегда был на стороне простых поляков, а не на стороне государства.

Понимаете, все институты, которые могли бы играть такую роль, уничтожены. У нас пока остается маленькая возможность говорить об этом в книжках, иначе же осталось очень мало места. Конечно, я читаю лекции, я вожу экскурсии, показываю выставки. Но это очень мало, потому что нынешняя ситуация такова, что откровенно, вовсю заработала идеологическая машина. Если раньше она жила тихо, кто что хотел, то и думал, то сейчас она включилась, как при советской власти, и она работает на полную катушку. Обработка мозгов и так далее…

С другой стороны, я абсолютно убеждена, я спорю со своими товарищами и говорю, что ситуация была бы лучше, если хотя бы по каналу «Культура» мы могли говорить какие-то внятные вещи… Я видела фильм Олега Дормана «Подстрочник», он вдруг оказался востребованным. Я знаю Лунгиных, я знаю эту историю. Я вижу, что потребность в живых разговорах, живых людях и историях есть, и ее негде утолять. Книжки — да… Но есть же еще кинематограф, есть же еще телевидение. К сожалению, эту задачу придется выполнить другому поколению. Иначе мы все превратимся в манкуртов. Ничего не будет развиваться без культуры. Это очевидно. Культура определяет и экономику, и политику. Это уже сто раз доказано, я даже не буду про это говорить.

— Но есть ли в стране люди, способные взяться за эту работу — доносить до народа эти истории и смыслы? Достаточно ли таких людей?

— Думаю, что пока что слой таких людей есть. Хотя его подмывает. Вы не представляете, что происходит! По Москве это очень видно. Здесь есть очень хорошая школа №57, где училась моя дочь, и 80 процентов каждого следующего выпуска уезжают из страны. Гуманитарии исчезают, растворяются. Я уж не говорю про программистов, математиков. Но все равно, как ни странно, я могу набрать зал людей, которые будут это дело делать. И в кино, и на телевидении, и учителей потрясающих, и изумительных музейщиков. Слой очень сильных, ярких людей. Другое дело, что пока ситуация в стране не способствует их деятельности, мы повсюду видим не очень хорошие знаки, судя по тому, что произошло с театром Серебренникова. И ведь сразу было придумано, что это все не за политику, а за «уголовку». В нашей стране можно любого схватить и посадить. Конечно, это создает напряжение. Но я верю в целительную силу времени. Потому что время — это такая вещь, которая неумолима. Оно придет — и все это строение рассыплется. И надо будет опять созидать и работать. Так было и в эпоху шестидесятников, и в последние горбачевские времена, это циклы. Другое дело, что у нас они затяжные и болезненные. Переболеть этими болезнями и двигаться вперед надо, но не получается очень быстро. Что поделать.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Наталья Громова, ПЕН-клуб, культура, литература, писательские организации
Subscribe

Posts from This Journal “Наталья Громова” Tag

promo philologist december 1, 02:08 1
Buy for 100 tokens
Робин Гуд / Изд. подг. В.С. Сергеева. Пер. Н.С. Гумилева, С.Я. Маршака, Г.В. Иванова, Г.В. Адамовича и др. — М.: Наука; Ладомир, 2018. — 888 с. (Литературные памятники). Желающие приобрести это издание могут обратиться непосредственно в издательство. Контакты издательства:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments