Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Академик РАН Леонид Пономарев: "Власти не нужны ни наука, ни образование"

Ниже размещен фрагмент беседы писателя Владимира Губарева с академиком РАН, доктором физико-математических наук, заведующим лабораторией теоретических исследований Института общей и ядерной физики РНЦ "Курчатовский институт" Леонидом Пономаревым. Беседа состоялась в рамках проекта "Чаепития в Академии" — постоянной рубрики "Правды.Ру". Полностью с ней можно ознакомиться на сайте издания.



— Что у вас там [в Академии наук] происходит?

— Наш легендарный министр Ефим Павлович Славский в таких случаях говорил, что "вопрос не по моей зарплате".

— Но всегда высказывал свою точку зрения, и в тех случаях, когда она очень не нравилась начальству, а оно у него было суровое — вплоть до самого Берии!

— Если определять одним словом — люди деморализованы. Всегда смеются над выражением "Башня из слоновой кости", но оно подходит для Академии. Она всегда была организацией, где не управляют мыслями. Здесь люди всегда напряженно работали, но не по приказу. В основном активность была не навязана, она шла изнутри. Да, были случаи, когда Академия выполняла специальные задания, но это скорее исключения, чем правило. А сейчас изменили "парадигму" (используем это модное слово), мол, все должно определяться указаниями "сверху".

— Но ведь и раньше подобное было!

— Конечно. Но делалось это по-умному. Те же выборы президента. Их всегда назначали, но власть всегда выбирала такого кандидата, за которого не могли не проголосовать… К сожалению, у Академии нет средств. Возьмем мой случай. Я предлагаю программу, реальный проект. Состоялось обсуждение в трех отделениях Академии. Везде ее поддержали. Ну и что? Были написаны письма наверх — в Администрацию, в Правительство, в ведомства — весьма уважаемыми людьми, в том числе и Президентом Академии, а оттуда ни слуху, ни духу. Будто стена стоит. Академия же способна только письма сочинять… в пустоту.

— Отчего же так происходит?

— Власти не нужны ни наука, ни образование. Академик Никита Моисеев однажды написал: "Раньше власть была не образована, но она это знала. Поэтому когда возникали сложные вопросы, она обращалась к нам. А нынешняя власть считает, что она само все знает, и мы оказались не нужны". Это ощущение Моисеев описал точно.

— Интеллект нации, как известно, держится на трех китах: школа, университет и Академия. Это еще Петр Первый определил…

— Не только он. Бисмарк сказал образнее: "Войну с Францией выиграли школьные учителя". Со школы все начинается. Я читаю лекции в МИФИ. На любой вопрос гуманитарного характера студенты ответить не могут. Не знают, их плохо учили в школе. Они же сидят в Интернете, а там не знания, а информация. Информация же — это не осмысленное знание. И дело не в том, что школьники читают плохие книги, если вообще читают. Есть базовые знания, которые объединяют нацию. В школьных программах набор книг, которые мы все читали, был не случаен. Он формировал образ мышления. Когда отменили сочинения, заменили все на ЕГЭ, то это был осмысленный удар по интеллекту нации. Культурный и гуманитарный уровень школьников упал катастрофически. Автоматически это сказывается и в вузах.

— Элитных, надеюсь, не касается?

— В МИФИ и Физико-техническом институте, где преподаю и читаю лекции, конечно же, встречаются отличные ребята. Но они ориентированы на получение такого образования, а потому равняться на них нельзя. Но и там происходят негативные изменения. Открыли, к примеру, экономический факультет. Это специально, чтобы в банки пришли талантливые специалисты. Но не такие кадры предназначены готовить эти вузы! Впрочем, уже на третьем курсе ребята начинают присматривать себе места за границей, куда собираются уезжать после получения диплома. Так что и в высшем образовании много уже непоправимых бед. А в конце концов это все приведет к тому, что у нас перестанут появляться новые идеи, так как нет заинтересованности у власти в появлении новых знаний. Однажды разговариваю с чиновником высокого ранга. Говорю ему, что нужны средства, чтобы реализовать некоторые идеи, которые рождены нашей группой. Он мне вдруг говорит, что он не наркобарон, и денег на науку у него нет. Мне пришлось пояснить ему, что наркобарон не уничтожает плантации, с которых он получает свои наркотики…

— Неплохое сравнение! Подействовало?

— Нет.

Мысли вслух: "Наука имеет два истока: опыт счастливых изобретений и способность человека обобщать свои наблюдения. Колесо изобрели задолго до всякой науки. Точно также паровая машина и громоотвод — это еще не наука, хотя важность этих изобретений вне всяких сомнений. Предметом науки они станут только после Сади Карно и Уильяма Томсона, Фарадея и Максвелла, которые заложили основы термодинамики и создали учение об электричестве.

Отличительный признак любого крупного научного открытия — появление новых понятий. Основные формулы теории относительности были написаны Лоренцом до Эйнштейна и Пуанкаре. Но они ввели понятие "относительность", которое позволило естественно объяснить парадоксальные следствия этих формул. Точно так же Клаузиус ввел понятие "энтропия", Фарадей и Максвелл — понятие "электромагнитное поле", а Планк — понятие "квант".

Коротко суть научного метода можно суммировать следующим образом: он позволяет добыть такие знания о явлениях, которые можно проверить, сохранить и передать другому. Отсюда сразу следует, что наука изучает не вообще всякие явления, а только те из них, которые повторяются. Ее главная задача — отыскать законы, согласно которым эти явления протекают".


— В таком случае пора перейти к тому проекту, который предлагается. В чем его суть?

— Это быстрый жидкосолевой реактор с уран-плутониевым циклом.

— Требуется расшифровка.

— Начну издалека. Все прекрасно понимают, что будущее энергетики связано с реакторами. Но сразу же возникают проблемы с безопасностью, а, следовательно, со стоимости получаемой энергии. Плюс к этому эффективное использование топлива, а это возможно лишь при так называемом замкнутом цикле, когда нет радиоактивных отходов. В общем, одна проблема накладывается на другую, и каждая из них достаточно сложная. В жидкосолевом реакторе ряд проблем упрощается, а некоторые исчезают полностью. В нем, к примеру, не надо изготовлять и использовать твэлы — топливосодержание элементы. Их производство довольно сложное, а значит дорогое. И так далее. Но главное в таком реакторе — он внутренне безопасен. В нем "разгон" невозможен…

— То, что произошло в Чернобыле?

— Да. Есть такие понятия — "пустотный коэффициент", "температурный коэффициент"… Вот если в таком реакторе что-то повышается, то он гасится сам. То есть, повторяю, он безопасен. И нет переработки отработанных твэлов. Их не нужно рубить, растворять, захоранивать.

— Это фантастика?

— Нет, такой реактор был сделан в Америке. Он работал пять лет. Однако президент Никсон полностью закрыл программу по "быстрым" реакторам, так как случилось несколько аварий. Хотя к жидкосолевому они отношения не имели, но самого понятия "быстрый" оказалось достаточно. Реактор был остановлен, но сама идея никуда не исчезла. По мнению крупных ученых настало время эту идею возродить и реализовывать уже на принципиально новом уровне. Этим я и занимаюсь.

— Успешно?

— Четыре года обращаемся в разные инстанции, но полное молчание. Речь идет о будущем, а о нем сейчас никто не думает и не заботится… Однако вернемся к реактору. Он был на тории, потому что в жидких солях он не растворяется.

— Почему же в Америке все же реактор закрыли? Там ведь ребята прагматичные — если им нужно, то они и с президентом поспорят?

— У них не было солей, которые хорошо растворяли бы плутоний. Мы же нашли соль, которая "работает" в тысячи раз эффективней! Загружается в реактор смесь урана-235 и урана-238. Образуется плутоний, и там же в реакторе он сгорает. Это называется "равновесный режим". В процессе фактически используется только уран-238. Подбирается специально концентрация всех элементов в растворе…

— Как при варке супа в кастрюле?

— Как физик я мог бы обидеться на такое сравнение, но по сути так и есть!… Кстати, недавно я узнал, что в Америке возобновились работы по такому реактору. Однако они идут по проложенной колее, вырваться из нее не могут. У нас же путь создания нового типа реактора принципиально иной. Пока мы в лидерах, но если ничего не делать, то перейдем в ранг отстающих. В прошлом году в Вене прошло совещание по таким реакторам. Были представители 18 стран, 26 участников. Обсуждались разные идеи, но, повторяю, нас пока никто не опережает.

— И все-таки как выглядит такой реактор?

— Ёмкость, которая заполнена специальным раствором. Никаких стержней в ней нет. Работает жидкое топливо. Проблема в том, как с этой "кастрюли" снять тепло. Есть разные конструкции для этого. В Америке — одна, японцы делают другую, во Франции, на мой взгляд, самая интересная. Китайцы купили всю документацию в США, и тоже начинают работать над такими реакторами. Через три года они воспроизведут американский вариант и пойдут дальше.

— А мы?

— Сначала будем завидовать, потом говорить, что все это мы давно придумали, а потом пытаться догонять… В общем, как всегда…

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Леонид Пономарев, РАН, наука, образование, физика
Subscribe

Posts from This Journal “РАН” Tag

promo philologist июнь 19, 15:59 3
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства "Кучково поле" публикую фрагмент из книги: Берхгольц Ф.В. Дневник камер-юнкера Фридриха Вильгельма Берхгольца. 1721–1726 / вступ. ст. И.В. Курукина; коммент. К.А. Залесского, В.Е. Климанова, И.В. Курукина. — М.: Кучково поле; Ретроспектива, 2018.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments