Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Антон Морозов: "Это позор для Москвы, что Новгородская земля находится в таком запустении"

Беседа кандидата в губернаторы Новгородской области от партии ЛДПР, депутата Государственной думы Антона Морозова с публицистом и блогером Николаем Подосокорским. 23 августа 2017 г.



- Насколько я знаю, Вы родились в Москве, окончили МГУ, затем Российскую академию государственной службы при Президенте РФ. Как Ваши жизнь и деятельность оказались связанными с Великим Новгородом и Новгородской областью?

- Я начал свою политическую деятельность с личного знакомства с Владимиром Вольфовичем Жириновским. Тогда я был небольшим предпринимателем в Москве – у нас с ребятами была фирма по волоконно-оптической связи, и мы занимались поставками оборудования и материалов для строительства и эксплуатации ВОЛС. В те времена это было востребовано, но я случайно познакомился с Жириновским, а он пригласил меня поработать в своей партии ЛДПР. Мне было интересно попробовать себя в политике, и в 2002 году я начал работать у него в секретариате в Государственной Думе. Потом возникла потребность укреплять регионы, и у В.В. Жириновского появилась идея отправлять аппаратчиков из Москвы в те регионы, где были проблемы с партийным строительством.

- То есть он еще до Путина стал отправлять молодых аппаратчиков в регионы!?

- Наверное. Таким образом, я стал первым москвичом, которого отправили в регион. В Новгородской области у нас была слабая парторганизация, ей никак не могли подобрать нормального руководителя, поэтому отправили меня. И вот в мае 2006 года я сюда приехал, возглавил региональное отделение ЛДПР, подготовил его к участию в очередных выборах депутатов Новгородской областной Думы. Тогда ЛДПР впервые получила представительство в областной думе – один мандат. Я стал депутатом, уже выведя партийную работу на качественно иной уровень. Я был активным депутатом, постоянно выступал с предложениями, критиковал власть, ну и старался влиять на то, чтобы чиновники эффективно выполняли свои функции в интересах наших избирателей.

С тех пор я прикипел к Новгороду, полюбил этот город и теперь считаю Великий Новгород своей малой родиной, потому что пять лет я отработал депутатом областной думы и теперь уже всерьёз намерен реализовать качественный рывок в развитии региона. Соответственно ещё в 2011 году я рассчитывал стать депутатом Государственной Думы – была такая предварительная договоренность, - но не срослось. Мне было предложено поработать на дипломатической должности в постпредстве России при ООН, и я по окончании своих депутатских полномочий, уже в январе 2012 года уехал в Нью-Йорк…

- Об этом мы обязательно поговорим, а пока спрошу о другом. В период большой зачистки региона федеральными структурами, в 2007 году, Вы были депутатом Новгородской областной думы. Не могли бы Вы сейчас вспомнить то время? Как так случилось, что ситуация в области при губернаторе Михаиле Прусаке зашла столь далеко? Валерий Трофимов, занимавший в девяностые годы должность первого вице-губернатора области, в беседе со мной в августе 2016 года, заявил, что "криминальная система живёт и здравствует в Новгородской области до сих пор". Согласны ли Вы с этим утверждением или полагаете, что тогда силовикам, действительно, удалось побороть организованную преступность и восстановить порядок?

- Знаете, я когда приехал в регион в 2006 году, губернатором ещё был Прусак Михаил Михайлович – мы с ним в принципе нормально общались и взаимодействовали. То есть я почувствовал, что это человек, который не просто считает себя новгородцем, но и последовательно отстаивает всё новгородское. В этом смысле он был очень мотивированный. Но он начинал в девяностые, когда криминальная система ещё была сросшейся с властью. И, видимо, не смог избежать взаимодействия с новгородскими криминальными авторитетами. Я так понимаю, в те годы избежать этого было просто невозможно. Во всех регионах сложилась система, в которой институты государственной власти были по сути разрушены, деморализованы, а госслужащие получали нищенские зарплаты. И, в общем-то, по всей стране криминальный мир в чем-то подменял деятельность государственных органов.

Поэтому, видимо, получилось так, что сам он не мог окончательно порвать с этими т.н. «отцами города» - Колей «Бесом» и Тельманом Мхитаряном – и пришлось проводить эту зачистку. Другой вопрос – к чему эта зачистка привела? То есть если тогда, по бандитским понятиям, бизнес в Новгороде облагался какой-то данью, кроме того, сюда не пускали кого-то со стороны (считалось, что новгородцы имеют безусловный приоритет в отношении приезжих), то в результате этой зачистки возникла другая крайность, - по сути всех новгородцев, с их бизнесом, убрали с рынка, заполонили рынок сетевые магазины, много предприятий было скуплено и разорено людьми, приехавшими из других регионов.

Иначе говоря, результаты этой зачистки не вполне однозначные. Да, криминал убрали, но при этом получилось так, что был нанесен очень серьезный ущерб именно новгородцам – люди потеряли контроль за собственным городом, территорией. Получилось как в той сказке, где лису пустили в дом, а она потом зайчика выгнала. Так же произошло потом и с губернатором Митиным – ему поверили в том, что он может прекратить этот криминальный беспредел в регионе, и как-то люди за ним пошли. Мы тоже, я помню, будучи депутатами областной думы, голосовали за него – его кандидатура была представлена президентом, а окончательное решение принимала областная дума. Тогда общественное мнение было настроено на то, чтобы навести порядок именно в плане декриминализации. И на Митина возлагались большие надежды. Но в итоге получилось, как я говорил, что город и область забрали чужаки, и эта тенденция, к сожалению, продолжается и даже усиливается по сей день.

- Как Вы оцениваете итоги почти десятилетнего губернаторства Сергея Митина? Какое у Вас сложилось впечатление о нем как о человеке и руководителе?

- Первое время была надежда, что человек с федеральными связями, большим послужным списком, довольно опытный управленец придаст серьезный импульс развитию города и области. И вначале я с ним взаимодействовал по каким-то проектам, выдвигал идеи по развитию сельского хозяйства, по созданию системы централизованного сбыта сельхозпродукции и доставки всего новгородского на рынки Москвы и Санкт-Петербурга. Но у него, как Вы, наверное, знаете, характер такой довольно вспыльчивый, резкий, авторитарный. Он всегда считал, что любое мнение, которое не его, является неправильным. Поэтому ему невозможно было ничего доказать, с ним невозможно было о чем-то подискутировать. И в итоге, он начал на меня давить, как на своего сотрудника, т.е. сотрудника администрации области. И я ему дал понять, что я не являюсь его подчиненным, а представляю парламентскую партию и волю своих избирателей. Но тщетно, увы.

- То есть он воспринимал областных депутатов как своих подчиненных?

- Да, он воспринимал депутатов не как народных избранников и носителей народной воли, а как своих подчиненных, «помощников» - он так и говорил, что «депутаты должны ему помогать». Но все-таки в общепринятом понимании и в моем понимании депутаты – это представители народа, и, наоборот, наша задача – доводить до исполнительной власти претензии, чаяния, пожелания избирателей, с которыми мы общаемся и которые нас выбирали, и, собственно говоря, ставить задачи перед исполнительной властью. И в этом смысле у меня с Сергеем Митиным были диаметрально разные представления о взаимодействии депутатов и губернатора. Поэтому через какое-то время он начал на меня кричать и чуть ли не ногами топать, когда я доводил до него объективную информацию, полученную, так сказать, с полей. В итоге мы с ним разошлись. Он меня исключил из своего консультативного совета и перестал со мной общаться, а я ушел в глухую оппозицию и на заседаниях областной думы, на публичных мероприятиях, на встречах часто критиковал его самого и его команду за недостаточную работу с федеральным центром по привлечению инвестиций, участию в федеральных программах по социально-экономическому развитию области, рост государственного долга области и т.д.

- А в целом, вот эти девять, почти десять лет, с августа 2007 по февраль 2017 года, когда Митин возглавлял область, - это, на Ваш взгляд, потерянное время для Новгородчины?

- Ну, я бы так не сказал, что совсем уж потерянное время…

- Что-то позитивное было за это время сделано?

- Все-таки какие-то точечные проекты были реализованы. Та же птицефабрика в Крестцах – довольно крупный инвестиционный проект, за счет реализации которого региональные показатели в сфере сельского хозяйства в целом улучшились. Но опять же это было реализовано половинчато: да, были достигнуты большие объемы производства мяса птицы, но при этом корма закупались на стороне, отходы производства (птичий помёт) разбрасывались просто по местным полям, вместо того, чтобы перерабатывать их в удобрения и продавать. То есть было и остается много вопросов к этому проекту, и даже прокуратура часто интересовалась его экологической составляющей. Иными словами, начинания вроде бы были хорошие, но они не были доведены до конца, и, насколько я понимаю, не было политической воли доводить их до конца.

Пресловутый третий мост в Деревяницах, который был построен, - сам по себе он нужен, поскольку разгружает и Колмовский мост, и мост Александра Невского, - но при этом до сих пор этот газопровод высокого давления не перенесен, из-за чего движение по мосту вынуждены иногда перекрывать. Я обращался с запросом в «Газпром» о том, когда же, наконец, они перенесут этот газопровод - мне ответили, что это будет сделано в конце 2018 года. Но никаких внятных гарантий до сих пор нет.

То есть проекты были большие и амбициозные, но они так и остались незавершенными. Чего стоила авантюра с «Силантом», когда здесь планировали выпускать специализированную сельхозтехнику, - тоже сперва начали, потом бросили, а денег в это много было вбухано… Это похоже на такие эксперименты, когда человек за что-то хватается, но потом не доводит до конца. Конечно, такое экспериментаторство в итоге не идет на пользу новгородцам и области. Я же считаю, что нужно проводить ответственную управленческую политику, и уж если за что-то взялся (будь то какая-то стройка или производство), то нужно доводить это до логического конца.

- Сейчас Вы являетесь депутатом Госдумы, а в последние годы деятельность этого органа связана, главным образом, с различными запретами относительно общественной активности, подавлением гражданских свобод и всевозможными ужесточениями законодательства. У Вас как у депутата есть какие-то личные «разрешительные» инициативы, направленные на либерализацию политической и экономической ситуации в России? Или быть депутатом сегодня значит только запрещать и подавлять?

- Да, я с коллегами внес законопроект о том, чтобы освободить граждан от обязанностей постоянно обслуживать счетчики электроэнергии, воды, газа. Сейчас у нас эта обязанность лежит на потребителе, а мы полагаем, что это должны делать ресурсоснабжающие организации, потому что на этом рынке кормится куча посреднических, иногда недобросовестных фирм, которые зачастую устанавливают совершенно непонятные и высокие расценки на замену и проверку счетчиков. И ладно еще водные счетчики – для них можно вызвать специалиста на дом, а вот бывает где-то в сельской местности или малых городах (в Малой Вишере мне как раз на это жаловались) для того, чтобы проверить газовый счетчик, нужно сначала вызвать специалиста из газовой службы, чтобы он этот счетчик демонтировал, потом взять этот счетчик и отвезти его в Новгород, в специализированную лабораторию, сдать на проверку, потом через неделю его оттуда забрать, привезти обратно, снова вызвать специалиста из газовой службы, чтобы он этот счетчик установил… То есть это занимает почти месяц, и на это время люди лишаются газа, а во многих домах на газу и готовят, и им отапливают, и горячая вода зависит от наличия газа. Это совершенно абсурдная ситуация, поэтому мы этот закон проталкиваем, но, к сожалению, идет он тяжело.

Второй законопроект касается бесплатного подключения ко всем ресурсам. И это, мы считаем, так же необходимо делать за счет ресурсоснабжающих организаций. Например, поселок Любытино был относительно недавно газифицирован, и газ заведен был практически по всем улицам, но, чтобы к нему подключиться, людям приходится выкладывать зачастую совершенно неподъемные деньги. Так, в Любытино цена подключения доходит до 250 тысяч рублей – чисто за то, чтобы оформить проектную документацию и протянуть трубу до точки раздачи. Мне совершенно непонятно, почему за это должны платить люди. Люди должны платить строго по тарифу – за столько-то потребленных кубометров газа. У нас и малые предприниматели жалуются, что хотят организовать какой-то бизнес, но все упирается в то, что за подключение к электросетям нужно заплатить чуть ли не миллион. Вот эти административные барьеры, связанные с законодательством, очень сильно мешают и гражданам, и предпринимательству, поэтому мы стараемся все это облегчить для граждан и предпринимателей.

- Это Вы говорите о чисто бытовом плане, сфере ЖКХ, а если перейти в политическую плоскость, то как Вы, например, относитесь к т.н. «муниципальному фильтру?

- Я был докладчиком на обсуждении инициативы фракции ЛДПР по отмене муниципального фильтра для партий, представленных в региональном парламенте. То есть понятно, что какой-то фильтр нужен, чтобы как-то ограничить число участников губернаторских выборов. Если вообще фильтр снять, то получится, что все городские сумасшедшие пойдут участвовать в выборах. Раньше был сбор подписей и избирательный залог, а теперь ввели этот фильтр. Логика фильтра в чем? В том, что человек прежде, чем быть зарегистрированным в качестве кандидата, показывает, что у него есть хоть какая-то поддержка со стороны граждан. Политические партии, которые представлены в парламенте, уже доказали, что у них эта поддержка избирателей есть, поэтому будет логично освободить их кандидатов от этого фильтра. Эти разговоры в Москве уже ходят, и я думаю, что, так или иначе, фильтр в его нынешнем виде будет смягчен или отменен.

- Уже и Сергей Кириенко обмолвился, что в следующем году муниципальный фильтр может быть подкорректирован. А что Вы думаете об отмене прямых выборов мэра Великого Новгорода?

- Наша принципиальная позиция в том, что все главы муниципалитетов и городских округов должны избираться напрямую, потому что это выгодно всем гражданам, кто чувствует ответственность за происходящее и хочет иметь возможность самому избирать своего главу. Это выгодно самим главам, потому что они получают после всенародного избрания на весь срок своих полномочий мандат доверия, в рамках которого они могут планировать свою деятельность. Потому что в ином случае, если мэра назначили, то его могут и в любой момент снять, а избранного главу не так просто снять.

Сегодня на областной думе как раз рассматривался законопроект нашей фракции по поводу возвращения прямых выборов мэра города Великого Новгорода – 11 голосов «за» он набрал, 14 было «против», 2 - воздержались. Поэтому чуть-чуть не хватило голосов для того, чтобы вернуть прямые выборы.

- В 2012-2016 годах Вы были советником по науке и технике в постоянном Представительстве России при ООН. Что для Вас значил этот статус? Чем Вы занимались в США?

- Организация Объединенных Наций построена по парламентскому принципу, там делегации различных стран – это все равно, что фракции в парламенте. То есть дипломаты, как и депутаты, имеют право вносить на рассмотрение соответствующих органов ООН (Совбез, Генассамблея и ЭКОСОС) проекты резолюций и прочих документов, которые в дальнейшем обсуждаются представителями различных стран, дорабатываются и принимаются. Хотя резолюции Генассамблеи ООН, например, по которым я работал, носят необязательный характер, но при этом все-таки большинство стран старается им следовать. Они же определяют основные направления развития, в том числе в сфере науки и техники, чем я собственно и занимался. Плюс в поле моего внимания были развитие информационно-коммуникационных технологий, информационное общество, управление Интернетом, цифровая экономика и все, что с ней связано, передача технологий, ооновская концепция устойчивого развития, которая предполагает сбалансированное развитие экономической, социальной сферы и охраны окружающей среды и т.д..

На этой работе я почерпнул много методик, которые применяются в отношении развивающихся стран, именно в плане их технологического подъема. И я полагаю, что хоть Россия и не является развивающейся страной по ооновской классификации, тем не менее, у нас ко многим территориям, в том числе и к Новгородской области, можно применить ооновские методики в сфере развития. Поэтому я планирую тот опыт, который я получил за эти четыре года, и те связи, личные знакомства со специалистами, которые я приобрел, направить на развитие Новгородской области.

- А что Вы можете сказать о развитии российской науки сегодня? Наверное, Вы следите за судьбой Российской академии наук, которая сейчас переживает не лучшие времена. Государственное финансирование вузов и научных институтов в последние годы сокращается. Есть ли у Вас понимание того, чтó государство может и должно сделать для поддержки российских ученых и научных коллективов?

- Я много общался с представителями академий наук в США, в том числе с Академией наук штата Нью-Йорк. У них построена система, в которой академия наук не является распорядителем бюджетных средств. То есть академия наук вырабатывает некие научные проекты, оценивает их перспективность, оценивает, возможно, их прикладное значение и интерес для различных корпораций, которые занимаются внедрением соответствующих технологий и научных разработок уже у себя на производстве. И после этого они привлекают различного рода инвестиции для финансирования соответствующих научных разработок.

Мне кажется, что это верный путь, поскольку тут все-таки идет всесторонняя оценка перспектив того или иного научного труда. Во-первых, оценивается научная ценность того или иного труда заслуженными деятелями и членами академии наук, а во-вторых, оценивается возможность коммерциализации научных исследований со стороны заинтересованных корпораций. Это позволяет избежать ненужных трат и более эффективно использовать средства, а самое главное – привлечь в науку средства помимо бюджетных фондов. Поэтому я сторонник того, чтобы убрать из нашей академии наук администрирование бюджетных средств в научном процессе, и сделать этот процесс более прозрачным, эффективным и всесторонним.

- А в целом нынешний объем государственного финансирования науки в России Вы считаете достаточным?

- Я думаю, всё нужно сравнивать с результатами. Возможно, финансирование и недостаточное, но, понимаете, если вкладывать в то, что не дает нужного выхлопа, то невозможно и оценить – достаточно выделенных средств или недостаточно. То есть надо смотреть на результаты, а результаты нашей науки явно недостаточные! Но мне кажется, что дело не только в бюджетном финансировании, а дело в том, что не очень верно расставляются приоритеты, и многие не представляют ценности в прикладном смысле.

- Вернемся к Новгородской области. Одна из главных проблем нашего субъекта федерации – демографическая. С 1990 года население региона сократилось на 140 тысяч человек, и сейчас составляет не многим более 612 тысяч. Иначе говоря, область вымирает. Как Вы считаете, можно ли переломить этот негативный тренд в обозримой перспективе?

- Тут две важные составляющие того, что нужно сделать. Первое – увеличить доходы населения, особенно молодежи. И второе – совершить рывок в повышении качества среды обитания. Я единственный кандидат на должность губернатора, кто обещает поднять доходы населения до уровня Санкт-Петербурга и Москвы за первую пятилетку – это единственный способ остановить отток молодежи из нашего региона. Многие обвиняют меня в популизме – что, дескать, это невозможно сделать. Но я считаю, что если никто из остальных кандидатов не берет на себя таких обязательств, то это означает только одно – они не собираются всерьез заниматься экономикой.

- Но Вы можете рассказать, за счет чего это будет сделано?

- Я планирую применять ооновскую модель развития для развивающихся стран. Как она реализуется - за счет существующих механизмов передачи технологий. Во-первых, модернизируются старые предприятия, просчитываются бизнес-планы, и в эти бизнес-планы закладываются уже зарплаты работников и специалистов на уровне Санкт-Петербурга. И в эти модернизированные предприятия, под соответствующие бизнес-планы уже привлекаются инвестиции (бюджетные, частные и иностранные). То же самое касается новых предприятий. То есть область покрывается сеткой перспективных бизнес-проектов новых и модернизированных предприятий, которые тоже основаны на современных технологиях и ориентированы на выпуск конкурентоспособной продукции.

У нас же сейчас проблема в том, что наше производство, по большей части, неконкурентоспособно, потому что использует старые технологии. Тогда как можно относительно новые технологии брать бесплатно или выкупать самые современные технологии у разработчиков с использованием ооновских методик и механизмов передачи технологий, и на их основе по новым предприятиям уже просчитывать бизнес-планы, которые обеспечат выпуск продукции с высокой добавленной стоимостью и задействуют высококвалифицированных специалистов с высоким уровнем оплаты.

Соответственно когда мы покрываем сеткой эти бизнес-проекты, они оказываются связанными друг с другом – они привязаны к территории, к инфраструктуре, все в них просчитывается специальным мозговым центром при администрации области. И под эти бизнес-проекты уже привлекаются и бюджетные средства, и средства частных инвесторов - у нас на самом деле очень много людей, которые ищут, куда вложить деньги. Зачастую деньги утекают за рубеж только потому, что люди не видят, куда их вложить. А если это будет действующая система при администрации области, то тогда уже будут определенные гарантии со стороны губернатора, и будет больший интерес со стороны инвесторов. И, в том числе, государственно-частное партнерство - тоже довольно эффективный механизм.

Если постепенно эта сетка будет наполняться инвестициями, то за пять лет это будет создавать пласт высокооплачиваемых работников. Соответственно будут наполняться и местные бюджеты за счет налога на доходы физических лиц – и тогда можно будет поднимать зарплаты и в бюджетной сфере (в здравоохранении, образовании и т.д.). То есть это такой нормальный план, и он вполне реализуем. За счет повышения зарплаты мы сможем остановить отток молодежи, потому что молодежи можно обещать много всего – и социальные лифты, и кадровые резервы, и проч., - но пока вы реально не поднимете зарплату, Вы никак не остановите отток молодежи, никак! Одним патриотизмом сыт не будешь.

Ну и второе – качество среды обитания – оно тоже завязано на доходы населения, потому что бюджетные ассигнования на поддержание качества среды определяются тоже налоговой системой.

- Если Вас изберут губернатором Новгородской области, то каковы будут Ваши первые шаги на этом посту?

- Первые шаги – это формирование управленческой команды на основе новгородских кадров. То есть у меня будет 90% кадров из жителей Новгородской области. Я против т.н. заезжих менеджеров и «варягов». Хотя меня самого некоторые ошибочно называют «варягом», но я отдал лучшие годы Новгороду и считаю Новгород своей малой родиной. Далее мы ликвидируем правительство области и вернемся к более компактной и управляемой схеме администрации области. Повысим функционал комитетов, уберем курирование отдельных направлений заместителями губернатора. Заместителей у главы региона будет всего трое – это будут представители различных политических партий. Мы сформируем коалиционное правительство – это тоже немаловажно. Такая схема реализуется нашим губернатором Островским в Смоленской области. Это люди независимые напрямую от губернатора, но при этом работающие в одной команде и соответственно имеющие собственное мнение и возможность конструктивно критиковать.

- А если подходящих профессионалов не окажется в каждой партии? Или они будут исключительно представительские функции выполнять?

- Да, я думаю, что заместителям губернатора достаточно преимущественно представительских функций. Мы повысим роль и ответственность руководителей департаментов или комитетов, потому что они должны отвечать непосредственно за свой участок работы. А сейчас получается, что все замкнуто на курирующих замов, которые зачастую просто не успевают серьёзно заниматься той или иной проблематикой.

- Понятно. А другие шаги?

- Еще очень важный момент – мы искореним цензуру в СМИ, потому что люди устали от лжи.

- Вы сами сталкиваетесь с цензурой?

- Конечно, я сталкиваюсь с тем, что меня, как оппозиционного депутата, почти не пускают ни на страницы областных газет, ни на областное телевидение, потому что чиновники боятся критики. Соответственно нам нужно искоренить цензуру. У нас есть такая посредническая структура – называется ОГАУ «АИК»…

- Этот холдинг почти монополист на рынке новгородских СМИ.

- Да, и он контролирует областное телевидение, областную газету «Новгородские ведомости» и все районные газеты, которые выпускаются за бюджетные средства. Я не против последнего, так как понимаю, что сейчас СМИ надо поддерживать из бюджета, но я считаю, что деньги налогоплательщиков должны идти на то, чтобы осуществлялось объективное информирование людей о работе органов власти. И эта открытость или транспарентность – очень важна для восстановления доверия граждан к власти.

Поэтому первое, что я сделаю, это ликвидирую эту посредническую структуру, и мы будем финансировать СМИ напрямую из бюджета, без всяких сопутствующих требований по наполнению информационных материалов. Это нужно сделать, чтобы люди, наконец, узнали правду, и чтобы чиновники, в том числе и высшее должностное лицо области, могли увидеть объективную картину - как внизу, на уровне районов, муниципалитетов оценивают деятельность областной власти. То есть нужна обратная связь! На этом ведь Митин и погорел, поскольку те, кто его окружали, постоянно его как бы релаксировали, - мол всё в области хорошо – рост прироста, мы на хороших местах… А люди, когда сравнивали информацию, которую они получают из официальных СМИ, со своей реальной жизнью, понимали, что их обманывают. В итоге сейчас низкий интерес не только к деятельности власти, но и вообще к деятельности всех политиков и к выборам в целом.

- А вообще, как Вам видится, при нынешнем врио губернатора Новгородской области Андрее Никитине положение СМИ в Новгородской области, по сравнению с тем, что было при Митине, ухудшилось, улучшилось или осталось на прежнем уровне?

- Мне трудно судить – он всего полгода пока у власти…

- Но Вы лично заметили какие-то перемены? Вас больше стали приглашать в местные СМИ или меньше? Или все осталось, как и было?

- Сейчас меня не приглашают на мероприятия. Вот вчера был день государственного флага – они знают, что я в регионе, депутат, избранный в Госдуму от Новгородской области, - меня даже не позвали на это официальное мероприятие. Меня не зовут ни на какие телепередачи – вот только на дебаты, потому что они по закону положены. Не интересуются моей депутатской деятельностью, хотя мне есть что рассказать. И не только Никитину, а всем избирателям, телезрителям и радиослушателям. То есть СМИ получают финансирование на освещение деятельности государственных органов власти, и я как представитель федерального органа власти эфира и печатной площади почти не получаю.

- То есть региональная система СМИ остается той же самой и при смене губернатора?

- Мне кажется, ситуация даже усугубляется, потому что все больше и больше таких вот победных реляций, что мы привезли то, нам надо финансировать это, к нам приехал такой-то, и он нам пообещал… и т.д. С другой стороны, это можно понять – сейчас предвыборный период, и они используют этот информационный ресурс для набора собственных очков. Но вообще эта система врио, система передачи власти в регионе за счет досрочной отставки губернатора и назначения врио – сурковская система – она, конечно, довольно несправедлива, потому что создает очень сильную фору для кандидата, который назначен врио и участвует в выборах. Потому что, помимо тех ресурсов, которые доступны нам, он использует информационный ресурс, который доступен уже избранному губернатору, хотя он еще не избран.

Было бы справедливо, если бы в Москве решили, что, допустим, Митин не идет на третий срок, и сказали: «Всё, Сергей Герасимович, дорабатывай до конца своих полномочий, до 10 сентября. Мы в регион присылаем другого человека, который выдвигается от партии большинства и идет на выборы наравне с остальными кандидатами». Вот тогда это была бы более справедливая система, и она давала бы возможность людям, действительно, сделать выбор из числа специалистов-управленцев, а не руководствоваться тем, что этого человека прислал Путин, поэтому надо за него голосовать. Вообще я считаю, что назначенцы из Москвы должны нарабатывать собственные очки, и за счет личной харизмы и деятельности укреплять авторитет федеральной власти – власти президента, а не наоборот, за счет его авторитета усаживаться в кресло губернатора.

- Последний вопрос в рамках сегодняшней беседы связан с неожиданной кандидатурой, которую Вы предложили в сенаторы от Новгородской области. Я имею в виду первого и пока единственного вице-президента России Александра Руцкого. Наверное, Вам этот вопрос уже неоднократно задавали, но я тоже его задам. Итак, почему именно Руцкой? Зачем здесь Руцкой? Или это просто громкое имя для привлечения дополнительного внимания?

- Вы знаете, я очень серьезно готовлюсь к работе губернатором. Я понимаю, что помимо того, что мне нужно сформировать мощную команду управленцев здесь на местах, на уровне области, районов, на уровне мозгового центра, который объединит различных экспертов, мы на первом этапе будем очень зависеть от федерального центра. Я, честно говоря, считаю, что это позор для Москвы, что Великий Новгород - родина российской государственности, откуда собственно и взялась наша нация, находится в таком запустении, и сюда постоянно присылают назначенцев, которые не могут справиться с ситуацией и пытаются устроить какие-то эксперименты.

Тем не менее, поначалу мы будем сильно зависеть от Москвы, и потому в столице нам нужен сильный лоббист, который сможет зайти в любой кабинет, открыть любую дверь и обеспечить продвижение интересов Новгородской области, выделение финансовых ресурсов, согласование тех проектов развития, которые мы будем реализовывать и в экономике, и в медицине, и в образовании, и в дорожном строительстве. Я думаю, что Александр Владимирович Руцкой - это знаковая фигура, которая известна всей стране, и он может стать эффективным представителем региона в Москве. Тем более он очень энергичен, у него много идей, большой жизненный опыт.

Он был губернатором Курской области, и может посоветовать, как развивать сельское хозяйство, как выстраивать отношения с правоохранительными органами, бизнес-элитами, иностранными инвесторами – он через всё это прошел. Во всяком случае, если сравнить с другими кандидатурами – такими как Митин Сергей Герасимович или Бобрышев Юрий Иванович – понятно, что они хотят эту должность в Совете Федерации получить как некое вознаграждение за служение родине.

- Ну, Митин об этом так прямо и заявил, что сенаторство стало бы для него «неплохим подспорьем».

- Да, «неплохое подспорье» - это у них считается такое достойное завершение трудового пути. Но я не заинтересован в бездеятельных пенсионерах в Совете Федерации. Мне нужно, чтобы сенатор от региона не просто там сидел и щеки надувал, а эффективно продвигал интересы области. И я уверен, что Руцкой с этой обязанностью справится значительно лучше, чем Митин и, тем более, Бобрышев, которого в Москве никто не знает.

- Но я почему об этом спрашиваю - вот Вы говорите о сильных лоббистских возможностях Александра Руцкого, а ведь в 2000 году у него возник серьезный конфликт с федеральной властью, в результате которого его фактически не допустили до очередных выборов главы региона, и потом также не допускали до различных выборов (парламентских, губернаторских). То есть получается, что на 17 лет он оказался фактически выброшен из большой политики? Или это не так?

- Да я бы не сказал, что прям выброшен. Он просто слишком амбициозен, слишком неудобен для многих, особенно для молодых чиновников из Администрации президента, которые отвечают за внутреннюю политику. Я думаю, что он для них просто как старший товарищ – это все равно, что папу взять на работу. Вот если бы у вас папа был в подчиненных – вам было бы комфортно с ним работать? Наверное, нет. Точно так же и им не очень комфортно, потому что они для них человек, который уже на броневике стоял, когда они ещё под стол пешком ходили. Но это все нисколько не снижает его авторитет, наоборот, они его побаиваются и при этом уважают. Просто работать с ним напрямую тяжело, а если он будет ходить по кабинетам в качестве представителя нашего региона, то со всем, чего он потребует, они скорее согласятся, чем откажут. Я в этом уверен.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Александр Руцкой, Андрей Никитин, Антон Морозов, ЖКХ, Жириновский, ЛДПР, Михаил Прусак, Новгородская область, ООН, Сергей Митин, Тельман Мхитарян, Юрий Бобрышев, беседы с Николаем Подосокорским, выборы, депутаты, инвестиции, наука, цензура
Subscribe

Posts from This Journal “беседы с Николаем Подосокорским” Tag

promo philologist декабрь 1, 02:08 1
Buy for 100 tokens
Робин Гуд / Изд. подг. В.С. Сергеева. Пер. Н.С. Гумилева, С.Я. Маршака, Г.В. Иванова, Г.В. Адамовича и др. — М.: Наука; Ладомир, 2018. — 888 с. (Литературные памятники). Желающие приобрести это издание могут обратиться непосредственно в издательство. Контакты издательства:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments