Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Лев Пономарев о деле Максима Хохлова: "Полицейские становятся оккупантами в стране"

Лев Пономарев, исполнительный директор общероссийского движения «За права человека», рассказал в эфире радио "Соль" о процессе 26-летнего Максима Хохлова, которого обвиняют в краже мобильного телефона (как полагают многие наблюдатели, дело Хохлова является сфабрикованным): "Я, например, совершенно уверен и могу это доказать, что репрессии в России нарастают. Причем они нарастают, как мы с вами уже обсуждали, против гражданских активистов, политической оппозиции, независимых журналистов. Это очевидно. И мы видим, что полицейские, когда им все можно и разрешено, существуют они только для охраны власти, то они сами по себе уже начинают жить для себя. Мы видим, как они решают свои собственные проблемы, как от них страдают тысячи людей по всей стране, когда они заводят просто для отчетности уголовные дела. Полицейские становятся оккупантами в стране, оккупационной властью. Я сейчас пришел с процесса над Максимом Хохловым. Суд уже идет к концу. Я вижу, как себя ведет прокуратура там. Абсолютно нелепые обвинения, мы в прошлый раз говорили об этом. И я вижу, как прокуратура абсолютно не следит за выполнением закона. Я вижу судью, который не поддерживает ни одного ходатайства, которые дает профессионально работающий адвокат.


Максим Хохлов. Фото из семейного архива

Единственное, что меня радует, — что на суд над простым парнем Максимом Хохловым, который по малолетке попал в колонию, потом вышел из нее, создал семью, и потом полицейские возбудили уголовное дело против него ради того, чтобы просто отчитаться, бывшего заключенного хотят посадить и получить повышение за это или даже не повышение, а всего лишь галочку за очередное уголовное дело, — так народ приходит защищать его массово уже. Туда пришли около 60 человек, все они вошли в комнату, и это очень радует. Просто обычный, простой народ. Более того, там были священники.

Мы знаем, что руководство нашей церкви для власти тем хорошо, что они оправдывают все действия Путина. Но вот обычные священники — я не имею в виду, что они политикой занимаются, но они видят преступления полиции, они ее разоблачают. Я вижу, какие посты ставят священники уже сейчас. Они зовут свою паству приходить в суд и защищать простого парня Максима Хохлова. Я думаю, если все это дальше так будет развиваться, то да, это народное сопротивление репрессиям, которые в России нарастают шаг за шагом. И репрессии не только против политической оппозиции, а против народа. Действительно, как будто вот эти силовики — это какие-то оккупанты. Мы это замечаем, когда дело касается Кирилла Серебренникова. Мы точно знаем, что это неправовое наказание, что его обвиняют в том, что он не совершал.

Если и надо как-то судить и разбираться, то совершенно по другой статье. Это все нам уже разъяснили профессионально. Многие директора сказали, что все совершают такие квазипреступления, которые, возможно, совершал Кирилл Серебренников. Там понятно, там выступили десятки, сотни деятелей культуры. А здесь просто Максим Хохлов, просто парнишка, который хочет построить свою жизнь. Он еще молодой совсем, он женился, венчался в церкви, уже будучи в СИЗО. Плевое дело, оно не нужно никому. Тем не менее, его хотят посадить. Я могу объяснить, почему власть, Минкульт выступает против Кирилла Серебренникова. Это я могу понять и объяснить логикой какой-то. А вот зачем уничтожать Максима Хохлова и сажать его так, чтобы он уже, может быть, не вышел оттуда, погиб там, второй раз попав в колонию? Психика у него уже подорвана предыдущим разом. Он, кстати, детдомовец. Зачем надо это делать?"

____________________

Подробнее о деле Максима Хохлова можно узнать на сайте www.helpmaksim.ru. Следующее слушание по этому делу, прения сторон и последнее слово Максима состоятся 15 сентября 2017 года в Зюзинском суде г. Москвы в 15.30. Инициативная группа, борющаяся за его освобождение, призывает прийти на это заседание журналистов, правозащитников, представителей общественности и творческой интеллигенции, блогеров, пишущих о беспределе силовиков.

____________________

Ранее правозащитник Лев Пономарев писал, что Максим обратился с открытым письмом к Путину.

Лев Пономарев: "Я опытный человек, я видел десятки уголовных дел, но иногда, изучая очередное дело, понимаешь уровень падения нашей правоохранительной системы. Полиция и прокуратура превратились в единую репрессивную машину, которая работает большей частью вхолостую. Когда дело громкое, оно доходит даже до президента, и мы слышим веское: «Да, дураки». Но на одно громкое дело приходятся тысячи негромких. Этой своей статьей я хочу привлечь внимание к такому негромкому делу. Это дело Максима Хохлова. Я не буду подробно пересказывать эту историю, ее суть я описывал в колонке «Технология сломанных судеб». В настоящий момент судебный процесс по делу Максима подходит к концу, поэтому подытожу.

Максим Хохлов уже больше полугода находится в СИЗО, государство тратит на него содержание там. Проведено следствие, была оплачена работа следователя и дознавателя. Более трех месяцев длится суд, оплачивается работы судьи, приставов, конвоя. Денег потрачено прилично. И если бы они тратилось на наказание реального преступника, чтобы оградить граждан от опасности, то эти расходы были бы оправданы. Но дело Максима Хохлова выдумано от начала и до конца. Два молодых, не очень трезвых человека, ехали в метро, один из них положил себе в карман телефон приятеля, чтоб тот его не потерял. А потом еще поднял паспорт, который тот все-таки выронил. Сам «потерпевший», у которого якобы украли телефон и паспорт, не признает себя потерпевшим. Экспертизы состояния и стоимости якобы украденного телефона не было, а он был старый и неисправный. В просмотре видео из вагона, где якобы произошла кража, защите и обвиняемому отказывают.

В этой истории непрофессионально действовали все: полиция, которой нужно было повышать показатели раскрываемости краж в метро, и которая сделала из ... конфетку; прокуратура, к которой я обращался и указывал на вопиющие недоработки следствия: любой профессиональный, независимый прокурор должен был отказаться поддерживать обвинение; суд, который должен был на самом первом заседании прислушаться к адвокату и вернуть дело на доследование. И если оценивать работу полиции и прокуратуры, то ничего не остается кроме как согласиться с недавней характеристикой президента Путина: «Да, дураки». И добавить: конкурс дураков — тупой и еще тупее. У суда же еще есть возможность все исправить. Надеемся на это.

Дело Максима Хохлова уже получило определённую общественную известность. Что было очень неожиданно для меня лично — я впервые увидел, как за несправедливо обвиненного вступилась православная церковь в лице официального иерарха о. Константина Кобелева, служащего при Бутырской тюрьме, который проникся судьбой Максима. В защиту молодого человека также выступили несколько православных общин — наиболее активно община при Церкви Знамения в Романовом переулке — они ходят на судебные заседания, собирают деньги на адвоката, привлекают прессу.

Дело тянется, скорее всего Максима Хохлова ожидает новое наказание. Несмотря на то, что молодой человек, как говорится, встал на путь исправления, создал семью, начал новую жизнь. Максим Хохлов обратился с открытым письмом к президенту Владимиру Путину. В этом письме он не говорит, он кричит: дайте мне спокойно жить, я хочу наверстать упущенное, почему мне отказывают в этом шансе! Прочитайте это письмо!"

________________

Открытое письмо Максима Хохлова президенту Владимиру Путину:

ПОЧЕМУ МОИМ ДОМОМ ДОЛЖНА БЫТЬ ТЮРЬМА?

Уважаемый Владимир Владимирович!

Вот уже полгода я сижу в тюрьме, хотя не совершал никакого преступления. Представители правосудия, нарушая Закон и глумясь над справедливостью, не имея никаких доказательств моей вины, пытаются принудить меня к самооговору любыми средствами — отказом в свидании с женой, недопуском ко мне адвоката, давлением на меня в связи с моей полуслепотой, лжесвидетельством в суде… Они просто решили, что мой дом — тюрьма.

Еще бы, ведь не прошло и года, как я вышел на свободу, отсидев почти 10 лет за реальное преступление, совершенное, когда мне было 16... Проще простого обвинить такого, как я, и добавить еще одну цифру в полицейскую статистику.

Да, подростком я оступился. И сполна был наказан за это. Наказан и большим сроком, и физически, ибо в колонии я потерял зрение на правый глаз. Но поняв, что нельзя пускать под откос свою жизнь, уже за решеткой я начал жизнь заново. Я работал в библиотеке колонии, старался пополнять ее новыми книгами, создал фонтеку и фильмотеку. Находясь там, где «небо в клеточку», я более всего на свете мечтал и всеми силами стремился вырваться на свободу. И нет ничего удивительного, что, едва достигнув ее, я стал создавать семью, женился, начал работать, собирался пойти учиться…

Мое уголовное дело сфабриковано, в нем отсутствуют доказательства моей вины. Более того, сам «потерпевший», которому я просто помогал встать с пола вагона метро и спасти его узбекский паспорт и «бэукшный» телефон (за что и был схвачен, как вор), не имеет ко мне никаких претензий. Так ПОЧЕМУ ЖЕ я за решеткой?..

Только потому, что отчаянно не хочется ловить настоящих преступников и хочется закрывать план невинными жертвами, что имели несчастье, как я, оказаться на пути стражей порядка?.. В таком случае мне страшно за этих людей. Ведь они понимают, что осуждают НЕВИНОВНОГО. Как они живут, как спят ночами, и неужели кошмары — не их вечные спутники?..

Весь ход следствия и суда убеждает меня в том, что тем, кто меня судит, важно не установить истину, а любыми способами доказать мою виновность...в преступлении, которого не было.

У меня есть жена, есть дом, есть родные. Неужели я не имею права на счастье, на свободу только потому, что у меня есть судимость? Почему мне не дали шанса доказать, что я хочу — и могу — вести нормальную, честную жизнь и приносить пользу людям? Почему моим домом должна быть тюрьма?

Я не совершал никакого преступления. Я невиновен. Я прошу, чтобы в моем отношении осуществилась справедливость и восторжествовал Закон.

Максим Хохлов

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Лев Пономарев, Максим Хохлов, беспредел, полиция, правозащитники, репрессии
Subscribe

Posts from This Journal “Лев Пономарев” Tag

promo philologist 08:38, Четверг 2
Buy for 200 tokens
Каковы сроки завершения модернизации российской экономики? Как минимум процесс занимает 150-200 лет, оценивает руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге, профессор Дмитрий Травин, автор целого ряда научных работ, посвященных проблеме модернизации…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal северного региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
Благодарю за участие в судьбе "маленького человека"!

старший священник Покровского храма Бутырской тюрьмы протоиерей Константин Кобелев
О поведении судьи Леонида Чечко, который ведёт процесс Максима Хохлова писала ни много, ни мало, Российская газета ещё в 2001 году. А кресло и поныне принимает на себя то же тело...



прочитать можно здесь
Спасибо Вам! Вы гораздо больше для него сделали и делаете
О поведении судьи Леонида Чечко, который ведёт процесс Максима Хохлова писала ни много, ни мало, Российская газета ещё в 2001 году. А кресло и поныне принимает на себя то же тело...



прочитать можно здесь
О поведении судьи Леонида Чечко, который ведёт процесс Максима Хохлова писала ни много, ни мало, Российская газета ещё в 2001 году. А кресло и поныне принимает на себя то же тело...



прочитать можно здесь

fra_konstantin

September 16 2017, 22:17:55 UTC 5 months ago Edited:  September 16 2017, 22:18:40 UTC


Взял материал себе

https://fra-konstantin.livejournal.com/96088.html

Отмаливаем!
Пока что результат таков:
1, 6 = ПОЛТОРА ГОДА запросила прокурор Максиму Хохлову.
Вообще-то, специалисты прогнозировали, что прокурор запросит три или более.
Слава Богу за всё.
Полтора года за преступление, которого не было. При всей абсурдности и такого "малого" срока, это все равно большая победа. Победа людей, которые все эти месяцы приходили в суд и поддерживали Максима и его жену Анну. Потому что по прогнозам прокурор должна была запросить не меньше трех лет.
Передаю всем неравнодушным поклон от Максима, который, произнося последнее слово, поклонился до земли всем, кто его поддерживал.
Теперь все будет зависеть от решения судьи. И нельзя ослаблять нашу активность.
Прошу усугубить молитвы, возможно судья сейчас переписывает заранее составленный приговор, где было (как предполагают 2 или даже 3 года)
Оглашение приговора 18 сентября в 12 ч в Зюзинском районном суде
м. Профсоюзная
Адрес Зюзинского районного суда города Москвы: улица Кржижановского 20/30, корпус 4, аудитория 411.
При себе иметь паспорт
Судья Леонид Чечко

Дождёмся вердикта судьи
Благодарю за участие в судьбе "маленького человека"!

старший священник Покровского храма Бутырской тюрьмы протоиерей Константин Кобелев
Благодарю за участие в судьбе "маленького человека"!

старший священник Покровского храма Бутырской тюрьмы протоиерей Константин Кобелев
Мой последний комментарий отмечен, как подозрительный, возможно, из-за ссылки на внешний сайт.
Сошлюсь на свой ЖЖ

https://fra-konstantin.livejournal.com/98830.html

Последнее слово Максима Хохлова
Хотел привести цитату

Я не ожидал такого поворота событий, и что могу быть осужден за то, что не совершал.
Не ожидал, что меня будут судить за клеймо бывшего преступника, когда должны судить за деяния. Ведь по закону Российской Федерации, гражданином которой я являюсь, я имею права на объективное и всестороннее расследование, на объективный и справедливый суд.
А пока я обвиняюсь за то, что моя попытка помочь человеку трактуется как попытка кражи, именно трактуется, а не доказана. Мне вменяется попытка кражи телефона, чью стоимость никто не устанавливал. Мне вменяется попытка кражи из одежды, но этому тоже нет доказательств.
Более того, следствие не стало предпринимать меры для получения доказательств моей невиновности – видеозаписи, происходившего в вагоне электропоезда, когда Муминов действительно передал мне свой телефон (или предмет, который теперь все называют телефоном). Нет в деле и доказательств, которые бы говорили о том, что эту видеозапись невозможно было бы получить.
Значит, получается, что не играет роли отсутствие доказательств моей вины, не имеет значения отсутствие реальной, а не написанной стоимости телефона, а имеет значение только то, что я бывший заключенный, и раз на меня пало подозрение, то я априори виноват. Раз я здесь перед вами, значит уже виноват, и не важно, что я совершал или не совершал на самом деле, и не важно стоит телефон копейки или ничего не стоит вовсе. Тогда в чем правосудие?

Отмечу, что если бы была установлена следствием стоимость телефона и учтён тот факт, что нет даже доказательств кражи телефона из одежды Муминова, то вменяемый мне действия следствию пришлось бы трактовать как мелкое хищение, то есть как административное правонарушение по статье 7.27 КоАП РФ.
Но следствию, видимо, нужно было именно раскрытое уголовное дело по краже, а не административное дело. Следствию нужна отчётность, показатели раскрываемости уголовных дел.