Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

К вопросу о налогообложении новгородцев шведами в период оккупации Новгорода в 1611-1617 гг.

Болдырев Р.В. К вопросу о налогообложении новгородцев времён шведского присутствия по материалам челобитных грамот // Вестник Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого. История. Исторические науки, 2015. №87. Ч. 2.



Шведское присутствие в Великом Новгороде в 1611-1617 гг. явилось важным периодом в истории Новгородской земли, который был отмечен активными административными преобразованиями, связанными с именем шведского наместника Якоба Делагарди (1583—1652) [1, с. 273]. Его политика касалась разных сфер - таможенного дела, судопроизводства, переписи населения, землевладения и т.д. [1, с. 274-276], — но в зоне его особого внимания находились проблемы налогообложения. Проведение преобразований, содержание войск и административного аппарата требовали значительных денежных расходов, которые шведский король Густав II Адольф (1611—1632) в силу объективных обстоятельств не мог компенсировать [2]. Вследствие чего русско-шведской администрации Новгорода приходилось изыскивать средства непосредственно в пределах Новгородской земли, что достигалось путем взимания с местного населения традиционных и введения разного рода экстраординарных налогов.

Реакцию населения новгородской земли на усиление налогового прессинга во времена шведского владычества демонстрируют документы из так называемого Новгородского оккупационного архива (далее — НОА) [3] и, прежде всего, из его второй серии (части), где представлены челобитные грамоты, отписки и разного рода прошения, составленные жителями Новгородской земли и представителями шведской администрации. Изучение этого документального комплекса очень перспективно и, как представляется, может сообщить дополнительные подробности нашим представлениям о системе новгородского налогообложения в Новгороде начала XVII в. — основные наблюдения в этой области изложены в работах В.А.Аракчеева [4] и А.А.Селина [5], — а также о характере шведского правления в целом.

Сведения, полученные из вышеназванного фонда, свидетельствуют о недовольстве населения множеством поборов и повинностей, установленных в Новгородской земле, и наказаниями за их неуплату. Многочисленные жалобы и челобитные, написанные, что примечательно, на имя шведского королевича Карла Филиппа, тщательным образом прорабатывались как шведскими, так и русскими административными лицами, а наиболее значимые из них доходили до самого короля Густава Адольфа, который не оставлял их без внимания. Особо показательна в этом отношении челобитная крестьян Будсковского, Хрепецкого и Клемецкого погостов Водской пятины, которые выразили недовольство постоянным разорением собственных хозяйств «ратными немецкими людьми» посредством непомерно высоких для тех краев поборов, которые шли на прокорм лошадей и содержание шведского войска [6].

В челобитной говорится о двухстах немецких ратных людях, которые были поставлены в Тесовском острожке под предводительством Ганса Терму и ротмистра Юд(в)ер Ханова. Челобитчики называют размер сборов немецких кормов, которые на двадцать дней составляют «82 чети ржи да 56 рублев 31 алтын 5 денег <…> да конского корму 14 чете овса» [6]. Данная сумма рассчитана в строгой пропорции к объему обеж, которыми владели челобитчики [7]. Крестьяне пишут, что за эти двадцать дней корму они заплатили [6], а за другие двадцать с Тесовского остро;ка платить нечем и погост их запустел [6]. Они просят Карла Филиппа оказать им помощь в том, чтобы «нам бедным сиротам от такова великова корму на правежи не быть до смерти убитыми в конец разоренными» [6]. Также они просят Карла Филиппа, которого признают своим государем, лично контролировать данный вид налога в Тесовском острожке, чтоб он вконец не запустел и крестьяне из него не разбрелись [6].

Приведенный документ важен в нескольких аспектах. Во-первых, он представляет своего рода эталон, так как большинство челобитных второй серии НОА составлены в таком же стиле и содержат практически те же требования, исходящие, однако, от разных пятин и погостов. Во-вторых, в документе просматривается уважительное отношение жителей Новгородских земель к шведским властям, которые, как будет показано ниже, не оставляли без внимания такого рода прошения. И, наконец, в-третьих, эта челобитная грамота, в частности, ссылки на запустения ряда территорий, соотносится с данными описей новгородских земель из первой серии НОА, что позволяет более объективно подойти к вопросу о последствиях шведской налоговой политики на Новгородских землях. Согласно общепринятому постулату, реакция населения, его настроения и чаяния наиболее полно отражают успешность или же провал налоговой политики властей [8]. Что же касается данного случая, то население Новгородской земли не поднимало бунтов, а обращалось к властям, что может служить косвенным свидетельством относительной успешности налоговой политики Делагарди.

Как правило, челобитные носили коллективный характер, хотя довольно часто встречаются и прошения отдельных лиц, которые ходатайствовали о пересмотре налогообложения одного конкретного хозяйства в связи с разного рода обстоятельствами. Так, например, челобитная игуменьи и сестер Рагодивского монастыря, датированная 1615 г. и обращенная к Карлу Филиппу, содержит просьбу снять с монастыря оброк в 10 алтын ввиду его неплатежеспособности [9]. Примечателен данный документ тем, что на оборотной стороне листа записан ответ монахиням за подписью дьяка Семена Лутохина, который сообщал о решении администрации не взимать налог с монастыря, так как земли его не обрабатываются и доходов с них монастырь не получает [10]. На данном примере видно, что проблемы налогообложения решались шведской администрацией обдумано и не без соблюдения интересов облагаемых налогом лиц.

Количество челобитных, на которых встречаются ответы и пометки должностных лиц, довольно велико, что дает возможность проследить характер их взаимоотношений с налогоплательщиками. Считаю необходимым проанализировать особо показательные документы данного типа, чтобы выделить некую специфику решений налоговых вопросов шведской администрацией. Так, например, Рудейка Семенов, который вследствие разорения попал в кабалу и стал неплатежеспособным, просит в своей челобитной уменьшить размер налога, начисленного с его хозяйства, и тем самым избавить его от полного разорения и голодной смерти [9, 11].

Эта челобитная представляется ярким примером разрешения проблем налогообложения в Новгородской земле времен шведского присутствия, и поэтому имеет смысл привести здесь ее фрагмент: «Велеможному и высокороженному князю и государю Густаву Адольфу Карлусовичу свицкому Гоцкому Вендейскому и избранному королю отчинному князю и великому князю Финские земли Арцу Хуэстершне (?) <…> бьет челом твой государев крестьянин из Сщатерново <…> Рудейко Семенов. В прошлом государь во 123 году паля лошади боярские и посацких всяких людей и какъ государь побежали из Новагорода боярские люди <…> и грехом моим и стада лошадей поймали взяли десятеро лошадей <…> и я государь живот свой испродал и неокупился и подавал на собя многие кабалы и от тово охудал подолжал вконец погиб. А твои государевы всякие подати плачу с шестой выти чети и восямьсти платил и что было моих остатков и то все выдано в подати и в убытки лошадиные, а мне ести и питии ничево <…>. Государь королевич Густав Адольф Карлусович пожалуй государь меня своего бедного <…> не дай мне в податех на праве жи <…> бытии и голодною смертью померети пожалуй государь для моей великие вольности и вели меня пощадити и не вели мне податей правити чтобы я конечно не погиб и гладом не помер <…> государь смилуйся» [10]. Здесь ответ дан на переплете. По нему наказывалось пока не собирать налог с крестьянина, а также указана конкретная дата, когда он должен был перестать платить [11, 12].

Очень важной в понимании практики разрешения налоговых споров является челобитная Григория, священника церкви Дмитрия Солунского в Славкове. Так как этот источник так же, как и предыдущий не публиковался, считаю нужным привести здесь хотя бы неполный текст прошения: «Велеможному и высокороженному князю государю царю Густаву Адольфу Карлусовичу Свитцкому Готцкому Вендейскому избранному королю и вотчинному князю и великому князю финские земли <…> бьет челом и плачютца великомученика Христова Дмитрия Солуцкого Славкова улицы поп Григорей с соборяны по твоему государеву указу по росписи дворцовой приказу правит на бедных у Дмитриевских пожжет твоих государевых оброку на нынешний на 123 год пожнют государь на реке на быстрице» [8, с. 3].

Приведенного отрывка достаточно для того, чтобы понять, что челобитная составлена в том же стиле, что и приведенная выше. Однако здесь интересна оборотная сторона листа, которая является очень важной для понимания той серьезности, с которой Делагарди и шведские власти подходили к вопросам налогообложения. Там мы видим, что челобитная была рассмотрена и принята к проверке. То есть специальные люди проверяли правдивость слов, содержащихся в челобитных. После такой проверки они писали отчет, который должен был содержать сведения о челобитчике, состоянии его хозяйства и решение данного вопроса. Что касается конкретно этой ситуации, то на реверсе принято решение провести тщательное расследование, и, если информация в прошении окажется правдой, то предполагается снизить налог с данного хозяйства [13]. Подобного рода практики прослеживаются и в других челобитных [14].

Стоит заметить, что во второй серии архива встречаются не только челобитные, в которых налогоплательщики жалуются на тяжелые поборы с их хозяйств, но и иного рода документы. Например, с помощью челобитных могли решать и различного рода административные проблемы, которые касаются ошибок в обложении налогом и ошибок дозора. Показательным является петиция к боярам от Якушки Масленика с Федоровой улицы Новгорода. В петиции он указывает, что был неправильно зарегистрирован в качестве налогоплательщика в Старой Руссе, так как его отец жил там в течение нескольких лет. Сам же Якушка желает остаться в Новгороде, но не хочет подлежать двойному обложению. Свою просьбу провести проверку он излагает в челобитной [15]. Но и здесь мы снова встречаемся с человеком, которому было поручено эту информацию проверить, прежде чем давать ответ на петицию. В данном случае проверку осуществлял некий Дмитрий Маслов, который и подготовил отчет. Он побывал на указанной улице, поговорил со старостой и выяснил, что претензия Якушки вполне обоснована. Он довольно долгое время уже живет в Новгороде и никуда переезжать не собирается, а значит, и платить налоги он должен только с одного места [15].

Стоит заметить, что в приведенных примерах прослеживается влияние западноевропейской системы администрирования, предполагавшей существование тщательной проверки сведений по делу до принятия решения, а также существование порученцев соответствующего профиля. Процедура бюрократического оформления запросов и принятых по ним решений, зафиксированная в текстах челобитных, опять же соответствует этой модели. Однако встречаются и совершенно иного рода челобитные и отписки, которые составлялись, как правило, военачальниками или представителями знатных родов той или иной территориально-административной единицы. Здесь придется немного отступить от географических рамок настоящего исследования и обратиться к документу Каргопольского уезда, который именуется «Отписка Каргопольцивъ начальникамъ Шведскихъ и Русских военныхъ отрядовъ» [16]. Это также коллективная челобитная, которая носит совершенно иной характер по сравнению с рассмотренными ранее. Она начинается изложением истории взаимоотношений каргопольцев со шведскими властями и лично с Делагарди [16]. Челобитчики выражают недовольство налоговой политикой Делагарди в их уезде и просят тщательнее рассмотреть данную ситуацию и соблюдать достигнутые ранее соглашения [16]. Начало челобитной составлено по стандартной форме и никаких особенностей не прослеживается, чего нельзя сказать об окончании отписки.

Именно эти несколько абзацев показывают, насколько зыбким было сотрудничество шведов и русских в 1611—1615 гг. А также, насколько Делагарди было важно уметь лавировать между представителями разных земель с их неоднозначными настроениями. Возвращаясь к документу, мы видим, что челобитная содержит угрозу применения насилия к шведским военачальникам: «А будете вы, господа (шведские и русские военачальники. — Р.В.), забывъ свои души, учнете съ нами рознь чинить, и кровь крестьянскую проливати, и на Каргопольские места войною приходити, или какой задоръ чинити (речь в данном случае идет о сборе оброка на 119 и 120 годы. — Р.В.): и мы против васъ стояти ради, сколько милосердный Богъ помочи подаст, и которая кровь крестьянская вашим задоромъ прольется, и тое крови взыщет Богъ на васъ» (курсив мой. — Р.В.) [16]. Данный пример ярко иллюстрирует, что мирное сосуществование новгородцев и шведов могло быть легко разрушено, отнесись Делагарди к административной практике менее серьезно и предусмотрительно.

Что же касается короля Густава Адольфа, то сведения об его отношении к налоговой политике Делагарди в Новгороде удалось найти в его грамоте митрополиту Исидору от 28 сентября 1614 г. [17], которая показывает, насколько серьезно шведская администрация относилась к налоговой политике, и насколько важна она была непосредственно для Стокгольма. Начинается грамота с изложения текста челобитной, которая была отправлена высшими новгородскими чинами в Стокгольм, с целью просить Густава Адольфа облегчить налоговые обязательства (оргинальный текст челобитной мне неизвестен — Р.В.). Известно, что в челобитной новгородцы жалуются «на тотъ погибель и убытокъ, что за преступленье крестного целованья и отложенье Гдовских и Тихвинских изменниковъ, такожъ и отъ казаковъ и шишей, во многихъ местехъ, и отъ Московских людей; которые во многихъ местахъ въ разныхъ статьяхъ у Ловоти реки и последнии на Московской дороге на Броннице людемъ стало, потому что они Софийские вотчины и все пятины и погосты высекли и выпустошили» [17]. Заметно, что данный вопрос интересовал короля не меньше, чем Делагарди, а потому рассмотрением челобитной занималась королевская канцелярия и, возможно, сам Густав Адольф. Документ был важен для шведской Короны еще и тем, что челобитчиками являлись как военные союзники шведов, оказывавшие им помощь при осаде Гдова и Тихвина, стоившей ей немало времени и сил [17].

Особо важным является то, что, несмотря на сложности с содержанием наемников в Новгородских землях и тяжелое экономическое положение Швеции [18], Густав Адольф счел для себя возможным принять решение в пользу челобитчиков. Скорее всего, он опасался того, что в противном случае недовольство шведами будет нарастать и новгородская элита будет склоняться на сторону Михаила Романова [19]. Наряду с решением об облегчении налогового бремени происходит также временная смена новгородского наместника. Так, в королевской грамоте сказано: «И чтобъ вамъ видети и разумети наше королевское отеческое сердце и милостивую подвижность къ себе, и мы хотимъ приказати нашему королевскому боярину и воеводе Еверъ Горну Карлусовичю [20], которого наше величество вместо Якова Пунтосовича туда на время отпускает, чтобъ онъ васъ пощадилъ, сколько мочно и время подастъ» [17]. Cтоит отметить, что подобное назначение связано больше с политическими причинами. Известно, что Делагарди в период наместничества поддерживал кандидатуру Карла Филиппа на русский престол. Что же касается Эверта Горна, то уже с первых дней пребывания в Новгороде он стремился склонить новгородцев к присяге непосредственно Густаву Адольфу.

Таким образом, сведения, почерпнутые из новгородских челобитных, позволят считать налогообложения одной из наиболее острых проблем. Стоит отметить, что во второй серии архива насчитывается более 300 жалоб на высокие налоги и сборы. Важным является и то, что практически на все челобитные был дан ответ, который, после проведения определенного рода обследования хозяйств челобитчиков, проводился в жизнь инструкцией или указом. Особо важные челобитные направлялись непосредственно в Швецию, где вопрос решался на высочайшем уровне, что свидетельствует о значимости фискальной политики в Новгородской земле не только для шведского наместника, но и высшей королевской власти. Также мы видим, что налоговая политика Делагарди, несмотря на ее стройную систему, вызывала сопротивление широких слоев новгородского общества. Тон челобитных постоянно менялся от прошений и жалований на тяжелую судьбу до неприкрытых угроз военной силой. Все это заставляло в первую очередь Делагарди чутко следить за изменениями в настроениях новгородцев, реагировать на всякого рода проявления недовольства, стараться решать возникающие проблемы, и только это являлось основным условием сохранения новгородско-шведского сотрудничества.

__________________

1. Сюндберг Х. Жизнь в Новгороде во время Шведской оккупации 1611—1617 гг. // Новгородский исторический сборник. 1997. № 6 (16). С. 273-276.
2. Далин О. История шведского государства. СПб: Императорская типография, 1807. Т. 2. С. 849-857.
3. Нордландер И. Оккупационный архив Новгорода 1611—1617 гг. // Новгородский исторический сборник. 1997. №6 (16). С. 285-289.
4. Аракчеев В.А. К изучению тяглых обязанностей посадского населения Новгорода в 1611—1616 гг. // Стокгольмская Новгородика. 2012. С. 86-93.
5. Селин А.А. Новгородское общество в эпоху Смуты. СПб: Блиц. 2008. 752 с.
6. RA. NOA. Series II:294. Л. 1.
7. RA. NOA. Series II:294. S. 2.
8. Веселовский С. Сошное письмо. Т. 1. М., 1915. С. 25.
9. RA. NOA. Series II:43. S. 1.
10. RA. NOA. Series II:43. S. 2.
11. RA. NOA. Series II:43. S. 4.
12. RA. NOA. Series II:43. S. 5.
13. RA. NOA. Series II:43. S. 3-3V.
14. RA. NOA. Series II:63, 65, 69 etc.
15. RA. NOA. Series II:212. S. 48-48V.
16. Отписка Каргопольцевъ начальникамъ Шведскихъ и Русскихъ военныхъ отрядовъ, о запрещении Новгородским сборщикамъ сбирать подати въ Каргопольскихъ волостяхъ // ДАИ. Т. 2. СПб., 1846. С. 285-286.
17. Грамота Шведского короля Густава Адольфа Новгородскимъ митрополиту Исидору, воеводе князю Ивану Одоевскому и земскимъ чинамъ, въ ответъ на челобитную ихъ о облегчении налоговъ // ДАИ. Т. 2. СПб., 1846. С. 48-49.
18. Gustav Adolf fromm und gerecht. Kassel und Leipzig: GAW, 1993. P. 9-12.
19. Коваленко Г.М. Карл Филипп или Михаил Романов. Новгород и Москва в 1613 году // Родина. 2013. № 2 (февраль). С. 24-26.
20. Предложение шведского фельдмаршала Эверта Горна Новгородскимъ земскимъ чинамъ, относительно принятия мер къ обезпечению подданства ихъ Шведскому королю Густаву Адольфу // ДАИ. Т. 2. СПб., 1846. С. 74-75.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: XVII век, Великий Новгород, Смута, Швеция, налоги
Subscribe

Posts from This Journal “Великий Новгород” Tag

promo epi_zog 16:49, вчера 1
Buy for 110 tokens
Идея дробного питания: питаться маленькими порциями 5-6 раз в течение дня, набирает популярность в современной медиасреде. Наверняка каждый, кто интересовался темой “как похудеть” сталкивался с этой концепцией, неужели это та самая “волшебная пилюля”, которая решает проблему лишнего веса? Итак,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment