Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Герберт Зильберер. Проблематика алхимии и мистицизма (2017)

Зильберер Г. Проблематика алхимии и мистицизма. - М.: Клуб Касталия, 2017. - 264 с. ISBN: 978-5-51960477-2.

М.И. Турецкий: "Юнг не был первым, кто усмотрел психологический смысл в алхимических символах. В 1914 году вышла книга венского психоаналитика Герберта Зильберера (Herbert Silberer (1882–1923)) «Проблемы мистики и ее символика» («Probleme der Mystik und ihrer Symbolik»). В «Воспоминаниях», описывая осознание своей «обреченности» на изучение алхимии, Юнг упомянул эту работу: «Как ни странно, я совершенно забыл все, что писал об алхимии Герберт Зильберер». Юнг был знаком не только с работой Зильберера, но с ним самим. Они переписывались. А после выхода книги Юнг выразил ему в письме свое одобрение".



Герберт Зильберер об алхимии

Традиция мастерства в металлургии, искусстве, которое берет начало с самых ранних времен, развивалась также во время Спекулятивного периода человеческой культуры, питаемого философией. Примечательно, что в Египте, металлургию как источник королевского богатства и методы добычи золота охраняли как королевскую тайну. В Эллинистический период, когда интерес к изучению металлургического искусства взошел до почти научного и знание о нем распространилось за границу, проникли философские теории греков: теории элементов и атомов философов натуралистов, идеи Платона и Аристотеля, а также религиозные представления неоплатоников. Тот же период вобрал волшебство востока, элементы христианства, достижения химии того времени, которая была основана на металлургии и, таким образом, развитие шло в смешанном, синкретическом ключе мировоззрения в первые столетия нашей эры. Поскольку химическая наука (в алхимии, alkimia, al - арабский префикс, присоединенный к греческому слову) пришла к нам от арабов (сирийцы, евреи, и т.д.) долго считалось, что она имеет арабское происхождение.

Все же позднее было установлено, что арабы, в то время как они значительно обогатили это искусство, все же были лишь носителями Греко-эллинистического знания, и мы убеждены, что алхимики были правы, когда указывали на легендарного египетского Гермеса как на своего предка. Этот легендарный персонаж - действительно египетский бог Тот, который идентифицировался с Гермесом во времена Птолемеев. Его чтили как Бога, исполненного самой высокой мудрости, и ему часто приписывалось авторство философских и особенно теологических работ. Сформировывались религиозные братства Гермеса, практиковавшие культ и у них была собственная специальная литература Гермеса. В более поздние времена божественная, величественная фигура Гермеса была низведена до уровня мага. Когда я в дальнейшем буду упоминать герметические письмена, я имею в виду (следуя вышеупомянутым традициям) алхимические письмена, однако, с некоторыми оговорками, о которых я сообщу позже.

Идея производства золота была столь доминирующей в алхимии, что о ней фактически говорили как об искусство производства золота. Это означало способность сделать золото из базового материала, особенно из других металлов. Вера в это и в трансмутабельность вещества ни в коем случае не была абсурдна, ее скорее следует рассматривать как фазу в развитии человеческой мысли. Не будучи знакомыми с современной доктриной неизменных элементов, они не могли сделать никакого другого вывода из изменений вещества, которые они ежедневно наблюдали. Если они изготавливали золото из руд или сплавов, то думали, что "сотворяли" его. По аналогии с цветовыми изменениями (которые производились в тканях, стекле, и т.д.) они могли предположить, что окрашивали базовые металлы в золото.

Под влиянием философии возникла доктрина, согласно которой металлам, как и людям, были присущи душа и тело, душа, расцениваемая как более прекрасная форма вещественности. Они утверждали, что душа или первоначальный материал (prima materia) были присущи всем металлам, и чтобы преобразовать один металл в другой, они должны были произвести оттенок его души. В Египте свинец под именем Осирис, рассматривался как примитивная основа металлов; позже, когда была обнаружена пластмассовая ртуть они расценили ее как душу металлов. Они думали, что должны были зафиксировать эту летучую душу некоторой средой, чтобы получить драгоценный металл, серебро, золото.

Ту проблематичную среду, которая должна была служить оттенку или преобразовать базовый металл или его ртуть в серебро или золото назвали Философским камнем. Ему приписывали способность сделать больной (базовый) металл здоровым (драгоценным). Здесь берет начала идея универсальной медицины. Алхимия действительно желала произвести панацею в виде Философского камня, которая должна освободить человечество от всех страданий и сделать людей молодыми.

Здесь будет не лишним упомянуть, что так называемые материалы, вещества, принципы, рассматриваются в трактатах алхимиков в тем более широком смысле, мы можем даже сказать с более возвышенными значениями, чем более конкретный автор склоняется к философскому размышлению. Авторы, парившие высоко, в действительности бережнее всего хранились алхимиками и ценились как самые великие мастера. Благодаря им представление о ртути, как об элементе, фактически отделилось от обыкновенной ртути. На этом уровне мышления, ртуть (Hg) больше не рассматривалась как основной элемент, но как сверхчувствительная основа, которой лишь дано взаймы название ртути. Подчеркивается, что mercurius philosophorum нельзя заменить обыкновенной ртутью. Подобные преобразования производятся основным элементом, извлекаемым из ртути. Prima materia является первоначалом всех объектов. Также материал, из которого производился философский камень в более поздние времена, называется prima materia, и соответственно, сырье для него - materia cruda. Но я полагаю, что это наибольшим образом относится к западному периоду процветания алхимии схоластики.

Очень существенная и древняя идея алхимии - идея роста и воспроизводства. Металлы растут как растения и воспроизводятся как животные. Адепты уверяют нас (те из них, кто находил золото панацеей) в греко-египетский период и также позже, что золото порождает золото, как зерно порождает зерна и человек человека. Практика, связанная с этой идеей, состоит в помещении небольшого количества золота в смеси, которые должны быть преобразованы. Золото растворяется как семя в них и должно породить фрукты, золото. Золотой компонент также считался ферментом, который проникает в смеси подобно дрожжам и путем ферментации превращает их в золото. Кроме того, окрашивающее вещество уподоблялось мужчине, а окрашиваемое - женщине. Держа в поле зрения символ зерна и семени, мы видим, что вещество, в которое помещается семя, становится землей и матерью, откуда оно прорастет и являет себя.

С данными представлениями также связан древний алхимический символ яйца философа. Этот символ сравним с "египетским камнем" и драконом, кусающим собственный хвост; следовательно, является символом рождения и относится к символам цикличности или вечности. "Египетский камень" является, однако, философским камнем или, говоря иначе, большим деланием (magnum opus). Яйцо - Мировое Яйцо, которое мы встречаем вновь и вновь в большом количестве мировых космогоний. Великое делание обычно и главным образом обращается к размышлению о творении мироздания. Овальный сосуд, в котором должна исполняться основная работа, был также известен как "философское яйцо", в котором производился первоначальный образец. Этот сосуд был запечатан магической печатью Гермеса; потому был запечатан герметично.

Более распространенная теоретическая концепция арабского происхождения является доктриной двух принципов. Они сохранились в последующем развитии мысли и были расширены. Ибн Сина [Avicenna, 9 Boca. 1037] учил, что каждый металл состоял из ртути и серы. Естественно они говорили не об обычной ртути и обычной сере.

От арабов алхимия проникла на Запад и широко распространилась. Среди видных авторов можно назвать следующих: Роджер Бэкон, Альберт Великий, Винсент Бове, Арнольд из Виллановы, Фома Аквинский, Раймонд Луллий, и т.д.

Количество материала, который мог быть представлен, огромно. Нет необходимости его рассматривать. То, что я уже сообщил, является началами алхимии и позволит читателю понять последующий анализ алхимического содержания притчи. И то, что я должен упомянуть в дополнение к алхимическим теориям того времени, распространенным на западе, читатель уяснить из последующего анализа.

В заключении этого предваряющего обзора я все же должен упомянуть одно новшество, привнесенное Парацельсом (1493-1541) в теорию. Ибн Сина учил, что в строении металла лежат две основы. Меркурий, обеспечивающий металлические свойства, и сера, имеющая горючую природу и причина преобразования металлов в огне. Доктрина этих двух основ приводит к теории, что для производства золота нужно было извлечь из металлов самую чистую серу и ртуть и произвести золото их соединением. Парацельс же добавляет к этим двум основам третью - соль, как элемент устойчивости или явственности, как он называет его. Согласно моему пониманию, Парацельс не ввел существенное новшество, но только систематизировал то, о чем говорили его предшественники, даже если они не делали это в полной мере осознанно. Символы основ - ртути, серы и соли, - были распространены среди последователей алхимиков и очень широко использовались в их техническом языке. Их часто также называли духом, душой и телом. Они использовались втроем, но также, как и прежде парами, согласно предписаниям.

Привычное соотнесение алхимиков планет с металлами восходит, вероятно, к вавилонянам. Я приведу эти корреспонденции здесь в форме, которую они имеют в алхимии. Я прошу читателя запомнить их, поскольку алхимия вообще говорит о металлах их планетарными именами. Согласно древнему представлению (даже если оно не самое древнее) есть семь планет (среди которых было солнце), и семь металлов.

Относительно технического языка, который я также буду использовать в последующем обсуждении, я должен сделать обобщенное замечание, которое следует тщательно запомнить. Алхимическим авторам свойственно использовать попеременно пятьдесят или больше названий одной вещи, и с другой стороны вкладывать в одно и то же название множество значений. Этот обычай изначально сложился ввиду некоторой неуверенности в понятиях, о чем упоминалось выше. Но эта неуверенность не объясняет, почему, несмотря на увеличение знания, практика продолжалась и преднамеренно развивалась. Мы будем говорить позже о причинах, которые тому послужили. Давайте для сначала просто уясним, что это имело место быть, а позднее будет представлено объяснение, каким же образом мы можем понять герметические письмена, несмотря на странную свободу терминологии, которая путает термины преднамеренно и постоянно. Помимо определенной подкованности в фигуративном языке алхимиков, необходимо, если можно так выразиться, мыслить независимо от используемых слов и расценивать их только в контексте. Например, когда говорится, что тело должно быть омыто водой, а в другой раз с мылом, а в третий раз ртутью, то следует понимать, что имеется ввиду не вода, мыло и ртуть, что является основным моментом, но отношения друг другу. Ключевое слово здесь - омовение, и пристальнее рассматривая такую связь можно вывести, что все три раза речь идет об очищающей среде, только описывается она три раза под разными названиями.

Алхимическая интерпретация нашей притчи - развитие того, что ее автор попытался передать в ней. Нам становится очевидно, что он преследует герметическую цель, из его собственных слов, а также из той книги, в которой найдена притча. В этом отношении алхимическая интерпретация более легко применима к этой притче, чем психоаналитическая, где мы стремились к бессознательному. Теперь мы продолжим двигаться с автором к цели, которую он сознательно поставил. То, с чем мы работали прежде, было против его понимания, и мы извлекали такие продукты работы ума, которые едва допустила бы его сознательная индивидуальность, находись он живой перед нами и если бы мы сообщили ему об интерпретации, предоставленной психоанализом.

В одном отношении мы потому более подготовлены, но в другом очень проигрываем. Для ключа, в котором мы ранее работали, бессознательное, остается приблизительно тем же самым в течение больших периодов; бессознательное странника функционирует тем же самым образом, что и у человека нынешнего времени, и у Зосима Панополитанского. [Зосима Панополитанский - один из самых древних алхимических авторов, благодаря которому у нас есть представления о 4-ом столетии.] Это душа человечества. Объективное изменение знания и форм его выражения, напротив, происходит стремительно. С этой точки зрения сознательное более труднодоступно, чем бессознательное. И теперь мы должны столкнуться с системой, так же очень далеко удаленной от нашего образа мыслей.

К счастью, у меня нет необходимости полностью разъяснить притчу в алхимическом смысле так, чтобы любой мог работать согласно этому разъяснению в химической лаборатории. Для нашей цели будет достаточно, если я продемонстрирую только в общей схеме, как мы должны рассматривать ведущие формы и процессы притчи, чтобы согласовать их со способом мышления, специфическим для алхимии. Если я хочу преуспеть в этом, то должны были уже перейти к этой трудной стадии. Тогда я мог бы приступить к специальному объекту этого исследования. Но терпение! Мы пока еще не начинаем.

Прежде всего, необходимо указать общие черты того, как в течение большей части периода процветания алхимии обычно описывалось выполнение Большого Делания. Несмотря на разнообразие представлений, мы находим определенные основные принципы, которые неизменны. Я укажу на несколько пунктов этого неизменного порядка алхимической доктрины.

Во-первых, существует центральная идея взаимодействия или объединения двух субстанций, которые называют мужчиной и женщиной, красным и белым, солнцем и луной, серой и ртутью. Мы уже встречали у Ибн Сины, что металлы состоят из комбинации серы и ртути. Еще ранее взаимодействие двух частей фигурально назвали оплодотворением. Оба соединяются в один символ, и, вероятно, эта идея возникла как результат размышления, определенного сексуальным комплексом. Также существует идея, согласно которой мужскую силу надлежит извлечь из золота, женскую из серебра, чтобы от их союза получить вещество, совершенствующее ртуть металлов. Это вероятная причина широкого использования символов золота и серебра для обозначения вышеупомянутой пары, которая должна быть объединена. Красный и белый = мужчина и женщина (мужская и женская сила), мы наблюдали в притче когда изучали ее психоаналитическим методом.

В "Turba philosophorum" "женщину называют Магнезией, белым, мужчину называют красным, серой.

Morienus говорит: "Наш камень походит на сотворение человека. У нас есть: 1 - союз, 2 - распад [то есть, гниение семени], 3 - беременность, 4 - рождение ребенка, 5 - последующее питание."

Оба компонента происходят из одного источника. Поэтому авторы сообщают нам, что камень - единственный. Если мы называем вещество "ртутью", мы потому говорим об удвоенной ртути, которая все же является только одним.

Arnold (Ros., II, 17): "Таким образом, очевидно, что философы говорили правду, хотя она кажется немыслимой простакам и дуракам, что в действительности был только один камень, одно лекарство, одно правило, одна работа, один сосуд, подобные одновременно и белой и красной сере, и сделанные в одно и тоже время."

Id. (Ros., I, 6): "Существует только один камень, одно лекарство, к которому ничто инородное не добавлено и ничто не убавлено за исключением избыточного."

Здесь встречается идея очищения или омовения; мы встретим ее и дальше. Arnold (Ros., II, 8): "После разделения элементов, омойте их." Идея омовения связана с механической очисткой, измельчением, расчленением в притче, перемалыванием (муки), с купальней и растворением (разложение брачной пары). "Купальня" - с другой стороны, окружающий сосуд, водная ванна. Arnold (Ros., I, 9): "Истинное начало, потому, является растворением и разложением камня." Огонь прокаливает и может также вызвать разложение, как и плавление или размалывание. Все эти процессы помещают рассматриваемые вещества в его самую чистую или химически самую доступную форму.

Arnold (Ros., I, 9): "Философская работа должна растворить и расплавить камень в свою ртуть, так, чтобы он уменьшился и возвратился в его prima materia, то есть, изначальное состояние, самая чистую форму."

Эти две субстанции, красная и белая, получаются посредством открытия единственного вещества или семени. Но каков "объект", подвергающийся всем этим преобразованиям, вещество, с которым поступают таким образом? Это то, что больше всего скрывают алхимики. Они дают первоначальному веществу (сырью) сто имен, каждое из которых загадка. Они дают намеки для понимания, но не готовы говорить определенно. Только достойный найдет ключи к целой работе. Остальная часть процедуры может быть понята только тем, кому известна prima materia. О ней и ее загадочных названиях написано много. Они описывают ее и как сырье, и как исходный материал, и как главное условие, упоминая среди других названий Lapis philosophicus (философский камень), живая вода (вода жизни), venenum (яд), spiritus (дух), medicina (лекарство), coelum (небо), nubes (облака), ros (роса), umbra (тень), Stella signata (отмеченная звезда), и Люцифер, и Серебро (луна), aqua ardens (пламенная вода), sponsa (суженый), coniux (жена), mater, мать (Ева), virgo (дева), lac virginis (молоко девственницы), menstruum, materia hermaphrodita catholica Solis и Lunae (католическое гермафродитное вещество солнца и луны), sputum Lunae (лунная слюна), urina puerorum (детская моча), faeces dissolutae (жидкий стул), fimus (навоз), materia omnium formarum(материал всех форм), Венера.

Для психоаналитика очевидно, что первоначальный материал иногда идентифицируется с секрецией и выделениями, слюной, молоком, экскрементами, менструальной кровью, мочой. Они точно соответствуют инфантильным теориям рождения, и обнаруживают факт, что эти теории призваны рассмотреть, где фантазия формирует символы в своей примитивной деятельности. Нужно также заметить, что бесчисленные алхимические бумагомаратели, которые не понимали работы "мастеров", работали с такими веществами как моча, сперма, слюна, экскременты, кровь, менструальная кровь, и т.д., где играла роль тусклая идея относящейся к воспроизводству сущности в этих веществах. У меня будет что рассказать относительно этого предмета в связи с Гомункулом. Я тем временем хотел бы обратиться к тесной связи экскрементов и золота в мифе и фольклоре. [См. заметку B в конце этой главы.] Ясно, что для искусства производства золота эти мифологические отношения имеют значение.

К операции разложения веществ перед повторным соединением или восстановлением, помимо омовения и перемалывания, принадлежит также гниение или разложение. Без этого невозможна никакая плодотворная работа. Я ранее упомянул, что считалось, что сперма должна сгнить, чтобы пропитать. Зерно семени подвергается гниению в земле. Но мы должны помнить также о действии удобрения при его использовании, если мы хотим понять правильно природу ассоциирования гниения и рождения детей. Гниение - одна из форм порчи (= разрушения) и corruption unius est generatio alterius (разрушение одного - порождение другого).

Arnold (Ros., I, 9) : "Поскольку вещества здесь не становятся бестелесными или летучими настолько, чтобы больше не было вещества [так как оно разрушено], вы ничего не достигнете в своей работе."

Красный мужчина и белая женщина, называемые также красным львом и белой лилией, а также множеством других имен, объединены и приготовлены вместе в сосуде, философском Яйце. Объединенный материал становится, таким образом, постепенно черным (и назван вороном), позже белым (лебедем); теперь несколько увеличивается температура, и вещество поднимается в сосуде (лебедь взлетает); при дальнейшем нагревании появляется яркая игра цветов (павлиний хвост или радуга); наконец вещество становится красным, и это - заключение главной работы. Красное вещество - философский камень, называемый также нашим королем, красным львом, великим эликсиром, и т.д. После работа сводится к увеличению силы камня, "умножению" его эффективности. Тогда при добавлении его к базовому металлу он способен окрасить огромное его количество в золото. [На стадии добавления красный оттенок символизируется пеликаном. Причина этого будет объяснена позже.] Если главная работа была прервана на белой стадии, вместо того, чтобы ждать красного, то они получали белый камень, маленький эликсир, с которым основные компоненты сплава могут быть превращены лишь в серебро.

Мы говорили сейчас о главной работе и последующей работе. Я упоминаю для полноты, что перемалывание и очистка материалов, что предшествует главной работе, называют подготовительной работой. Однако, существуют и другие способы подразделения.

Вооруженные этим разъяснением мы можем рискнуть отыскать алхимические символы в нашей притче. Я должен просить читателя вспомнить главные эпизоды.

В страннике мы должны усмотреть человека, который начал изучать тайну большой работы. Он встречает в лесу противоречивые мнения. Он совершает ошибки. Изучение, хотя и нелегко, но проходит быстро. Он не может возвратиться (Раздел 1). Таким образом, он преследует свою цель далее (Раздел 2) и думает, что теперь он нашел достойных авторитетов (Раздел 3) и они могут допустить его в коллегию мудрецов. Но люди не в согласии друг с другом. Они также используют фигуративный язык, который затеняет истинную доктрину, и который, противопоставленный практике, не представляет ценности. (Я упоминаю в этой связи, что великие мастера герметического искусства имели обыкновение повторять читателю, что он не должен всегда цепляться за их слова, но соизмерять вещи согласно природе и ее возможностям.) Старшие обещают ему открытие важных доктрин, но не готовы рассказать о начале работы (Разделы 5, 6, подготовка к борьбе со львом). Довольно забавная черта герметической литературы.

Мы подошли к борьбе со львом, который живет в логове. Странник убивает льва и извлекает из него красную кровь и белые кости, следовательно, красное и белое. Красный и белый появляются позже как розы, затем как мужчина и женщина.

Я процитирую теперь несколько отрывков из различных алхимических книг.

Hohler (Herm. Phil., p. 91) говорит, очевидно вслед за Michael Meiers, "Septimana Philosophica": "Зеленый лев [обычный символ для базового материала] раскрывает сырые семена, желтые волосы украшают его голову [этой детали не недостает притчи], то есть, когда происходит перенос на металлы, они становятся желтыми, золотыми. [Зеленый цвет надежды, роста. Ранее только голова льва была золотой, его будущее. Позже он становится красным львом, философским камнем, королем в одежде фиолетового цвета. Во всяком случае, он должен сначала быть убит.]

Лев, который должен умереть, является драконом, которого убивает борец. Таким образом, мы видим мифологические параллели. Психоанализ показывает нам далее что лев = дракон = отец (= родители, и т.д.). Теперь очень интересно, что алхимическая символика оперирует теми же самыми формами. Мы встретим это вновь.

Berthelot приводит цитату (Orig. de 1'Alch., p. 60) из старой рукописи: "Дракон - страж храма. Пожертвуйте им, снимите кожу с него, отделите плоть от костей, и найдете то, что ищете."

Дракон, как следует из описаний старых авторов, также и змея, кусающая свой собственный хвост и которая может также быть представлена двумя змеями.

Фламель комментирует изображение двух драконов (в 3-ьей главе его Auslegung d. hierogl. Fig): "Рассмотрите хорошо этих двух драконов, поскольку они - начало философии [алхимии], которую мудрецы не смели показывать их собственным детям.... Первого называют серой или теплым и сухим. Другой назван ртутью или холодным и влажным. Это солнце и луна. Это змеи и драконы, которых древние египтяне изображали в форме круга, каждый кусающий за хвост другого, чтобы учить о своем происхождении из единого источника [наш лев!]. Это драконы, которых древние поэты представляют как неустанных хранителей золотых яблок в саду Гесперид. Они - те, которым Ясон в его путешествии за руном дал яд, приготовленный для него прекрасной Медеей. [См. мое объяснение мотива расчленения], где рассматриваются труды философов, и кажется, что не было ни единого, вкючая истинного Гермеса, Трисмегистуса, Орфея, Пифагор, Artephias, Morienus и других последователей вплоть до моего собственного времени, кто не написал бы об этом вопросе. Это две змеи, посланные Юноной (представляющей металлическую природу), которых должен был задушить сильный Геркулес (будучи мудрецом в своей колыбели) [наш странник]. Они должны быть повержены и убиты, чтобы работа началась с гниения, разрушиться и возродиться. Это две змеи, которые закреплены вокруг посоха герольда и жезла Меркурия... . Поэтому, когда они (Авиценна называет их bitch of Carascene(?) и собакой Армении) соединены в сосуде могилы, они сильно кусают друг друга. [См. сражение сыновей зубов дракона с Ясоном, старшие в притче, но также и объятия брачной пары и мифологической параллели с борьбой = борьба с драконом = получение в награду дочери короля... = кровосмешение = любовные объятия или разделение основных родителей, и т.д....] "... Разложение [разрушение] и гниение должно предшествовать возобновлению в лучшей форме. Это два мужских и женских семени, которые производятся... в почках и кишечнике... из четырех элементов."

Дракона, убиваемого в начале работы, старые алхимики также называют Осирисом. Теперь мы знакомы с его расчленением и его отношением к производству руды. Фламель называет сосуд этой алхимической операции "могилой". Олимпиодор говорит о могиле Осириса в алхимической работе. Видимо только лицо Осириса, словно окутанного в пелена как младенец. В притче только голова льва золотая. Голова как часть, сохранившаяся после убийства [расчленения] связана, вероятно, с органом воспроизведения. Фаллос производит рожающее детей вещество, сперму. Фаллос - будущее. Фаллос был освящен Исидой.

Подробнее читать здесь

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: алхимия, книги, мистика, психология, эзотерика
Subscribe

Posts from This Journal “алхимия” Tag

promo philologist june 19, 15:59 3
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства "Кучково поле" публикую фрагмент из книги: Берхгольц Ф.В. Дневник камер-юнкера Фридриха Вильгельма Берхгольца. 1721–1726 / вступ. ст. И.В. Курукина; коммент. К.А. Залесского, В.Е. Климанова, И.В. Курукина. — М.: Кучково поле; Ретроспектива, 2018.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment