Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Валентина Сочнева: «Образование – это услуга? Значит, учителя – слуги? Мы прислуживаем?»

Почему современная школьная система, отсеивая слабых, не выявляет сильных? Надо ли вернуть в вузы вступительные испытания, а в школу — обязательную уборку учениками классов? Об этом «БИЗНЕС Online» поговорил с заслуженным учителем России, доцентом Института математики и механики КФУ Валентиной Сочневой.



— Валентина Алексеевна, вы как человек, имеющий за спиной многолетний преподавательский опыт, можете сказать, какой, по вашему мнению, самый большой недостаток современного образования?

— Самая главная беда образования и среднего, и высшего — недостаточно уважительное отношение к педагогам. Частично это объясняется материальной необеспеченностью. Про зарплату, которую сегодня получают учителя и университетские преподаватели, вообще все стесняются говорить, потому что стыдно, потому что люди, работающие в других отраслях, получают вдвое больше. И только одни лозунги, что нужно приравнять зарплату учителей к средней. Школьники это видят — и у них складывается мнение: сколько платят, значит, того ты и заслуживаешь, значит, соответствующим образом можно к тебе относиться.

— Наверное, такое отношение от родителей идет? Все-таки они должны как-то прививать уважение к взрослым...

— В школе, может быть, и родители. Но что сделаешь, если у родителей точно такое же мнение?!.. И иногда, почитав газеты, даже задаешься вопросом: образование — это услуга? Значит, мы — слуги, мы прислуживаем? На самом деле педагог идет вперед, а за ним — его ученики, которые чего-то хотят. А сейчас идут все, потому что им диплом нужен, аттестат. Буквально вчера одна моя коллега говорит: «Больше не могу». Пришел к ней на пересдачу третьекурсник, который у нее с первого курса в хвостах. Она говорит: «Я не буду у вас одна принимать, только с комиссией. Пока вы не уйдете, я раздавать билеты остальным студентам не буду». А он: «Ну чего вы тянете? Раздавайте билеты!» И как быть в такой ситуации, когда все внутри уже кипит?! Вот раньше не было такого отношения.

— То есть школьники другими стали...

— Да, они менее грамотные, гораздо менее подготовленные.

— Может быть, все дело в едином государственном экзамене, который так ругают?

— Кто хочет учиться, тот всегда учится! Сдавали они ЕГЭ или нет, всегда в группе есть несколько человек, с которыми заниматься — одно удовольствие. Но если раньше их было 15 из 30, то теперь три-четыре. В ЕГЭ есть плюсы и минусы. Все зависит от того, кто проводит и как проводит. Совсем неподготовленный человек, конечно, ЕГЭ не напишет. Но ЕГЭ помогает отсеивать слабых, а вот выявить сильных не помогает. Мы иногда обучаем студентов с 80–90 баллами, которые ничего не знают. Получается, баллы — это не показатель, поэтому вступительные испытания, особенно в ведущие вузы, обязательно нужно возобновить. Москва так и делает. Еще один минус ЕГЭ — дети не изучают то, что не входит в вопросы экзамена. Вот в университете нам понадобился какой-то раздел математики, а ученики не знают, а раньше учили все, что в школьной программе есть!

— Раз не повлиял ЕГЭ, то что тогда так отразилось на подготовке школьников?

— Это общее настроение: человеку важно, чтобы у него просто был диплом, и совсем не так важно получать знания. Родителей, которые хотят, чтобы у ребенка был не просто диплом, а знания, в три раза меньше. Слава богу, сами ребята иногда понимают: чтобы получить диплом, нужно что-то знать. Никогда не забуду историю с одним парнем, который учился на физфаке. Он получал тройки по алгебре, потом и вовсе несколько раз завалил предмет — деканат его представил к отчислению. Приехал его папа, чтобы пообщаться с деканом. Тот сказал: если преподаватель согласится, то я напишу направление. Парень вперед папы мчится к нам на 11-й этаж и громко заявляет: «Ради бога не соглашайтесь! Не соглашайтесь, пожалуйста! Я все равно не пересдам, я не хочу этим заниматься». Ему вовремя объяснили, что математика — это не его.

— Новый министр образования и науки России Ольга Васильева много говорит о возвращении к традициям советской школы...

— Она говорит хорошие слова, но больше ничего пока не вижу. Вот недавно она говорила, что будет дистанционное образование. Наверное, это кому-то поможет. Но подвести итог, оценить, чему человек научился, с помощью тестов нельзя. Надо всегда говорить с человеком, понимать, что он чувствует, что он может. Без человеческого общения не представляю себе обучение молодых. У нас это еще есть, но за рубежом все больше от этого уходят.

— Васильева предлагает вернуть уборку в классах силами учеников. Помню, мы раз в неделю убирались, никто не возмущался, мы чувствовали определенную ответственность...

— Считаю, это непринципиально. Сейчас полно всяких технических средств, есть уборщицы. А дети после школы бегут в художку, музыкалку или еще куда-то. Этот труд на 10–15 минут никакого серьезного воспитательного значения не имеет. Вот когда они в «Квант» приезжают, мы им говорим, что они должны убирать свои комнаты сами. Причем некоторые казанцы даже не знают, как кровать заправлять! Вот ежедневная уборка и сохранение порядка дисциплинируют, а в школе не вижу такой необходимости.

— Каковы тогда лучшие традиции советской школы?

— Уважение к учителям. Это то, к чему мы должны вернуться.

— А вам не кажется, что уважение и от учителя зависит — от того, как правильно подать предмет, как себя поставить? Вот у вас же получается...

— С одной стороны, да. А иногда ученики с самого начала начинают себя вести так, что тут от учителя ничего уже не зависит. Какой-то начальный уровень культуры должен быть от родителей. Моя знакомая, которой 60 лет, пошла в 9-й класс преподавать физику. И вот она решилась пройти по рядам. Подходит к одной парте, а там двое парней вино употребляют. «Вы что делаете?!» — ужасается она. А они глаза поднимают и говорят: «А мы что, мешаем? Мы же тихо сидим». В итоге моя знакомая сбежала из этой школы... Ну и при чем здесь ЕГЭ? Это воспитание.

— Недавно кто-то из больших функционеров минобразования заявил, что через 10 лет российский школьный учитель станет воспитателем в большей степени, чем он был даже в советской школе. Действительно ли советский учитель был таким уж воспитателем по сравнению с его современными коллегами?

— У меня отношение к ученику не поменялось. И когда я им даю математику, то могу поговорить обо всем. Я постоянно разговариваю на разные темы с учениками, даже при условии, что я у них почти не преподавала. В каком-то смысле мы все воспитатели, обязательно. В конце концов, мы воспитываем молодых своих примером. У нас стала популярна тестовая система Европы и Америки. Общения преподавателя со студентом и школьником становится меньше. Мне кажется, это не наш менталитет. По тестам можно о чем-то судить, но когда ты разговариваешь с человеком глаза в глаза, то можешь понять, что он знает, что ему еще нужно объяснить. Каких-то инноваций нет, но я стараюсь чувствовать аудиторию. Я вообще считаю, что нет необучаемых детей. Или просто мне так везет в жизни. Надо к кому-то подходить индивидуально, с открытой душой. Если ты знаешь предмет и любишь детей, все равно у тебя все получится.

— Пользуетесь ли вы советскими учебниками?

— Конечно, я ими пользуюсь, но в обновленном виде, потому что большинство из них уже устарело. А вот количество современных учебников я бы сократила в пять раз: есть для продвинутых, для среднего уровня, для гуманитарных классов и так далее. Ну пусть будет два-три учебника, а когда их 15 штук — это уже перебор.

— Как оцените молодых преподавателей, приходящих в вуз?

— Молодых берут, даже когда они не очень хорошие преподаватели, и в то же время сокращают людей постарше — только из-за возраста. А некоторые молодые приходят со словами «Как мне платят, так и буду работать».

— Как вы относитесь к двухуровневой системе подготовки в вузах? Такое ощущение, что в России пошли простейшим путем: вместо создания специальных программ для бакалавриата просто обрезали старые, полноценные.

— Это у кого как. Кто-то придумал собственные подходы, кто-то махнул рукой. Но, конечно, общий средний уровень сильно снизился.

— Сейчас брошен лозунг о том, что вовсе не обязательно всем идти в 9-й класс — надо наполнять среднее профессиональное образование. Пропорции определены как 50 на 50. Приведет ли такой отсев к повышению уровня школьного образования?

— Это постоянные колебания: то все учитесь в вузе, то никому не ходить в вуз. Оно, в конце концов, само все усредняется. Вот это категоричное требование, чтобы половина шла, а другая — нет, неправильное. Здесь надо не принуждать, а объяснять, как можно добиться и успехов, и уважения, и хорошей зарплаты. Если у ребенка большого таланта к учебе в школе нет, а хороший сварщик из него получится, надо показывать плюсы, а не гнать насильно. А то все отличники учатся дальше, а двоечники идут в ПТУ. Ерунда какая-то! Отличники тоже могут прекрасно овладеть рабочими профессиями. И может быть, им это даже больше понравится.

— Вузовские преподаватели часто жалуются на требования по заполнению различных документов. Вам такая бюрократия мешает?

— Только требование, чтобы каждый год преподаватели публиковали статьи в журналах, которые входят в Scopus. Это совершенно лишнее, потому что в образовательный процесс уже какая-то политика вмешивается. У нас в России есть прекрасные журналы, например «Математика высшего образования», который издается в Нижнем Новгороде. Он никуда не входит, но там замечательные статьи, там публикуются преподаватели из других стран, делятся своим опытом, но публикации в этом журнале никак не котируются.


Читать полностью здесь.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: образование, учителя, школа
Subscribe

Posts from This Journal “образование” Tag

promo philologist november 15, 09:27 1
Buy for 200 tokens
С августа по сентябрь 2017 года «интенсивность банкротств увеличилась практически во всех отраслях», говорится в отчете Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Высшей школы экономики. Цифры чуть не дотянули до исторического максимума, который был зафиксирован…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments