Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Рудольф Штайнер. Оккультная история. 4-я лекция, часть 2

Штутгарт, 30 декабря 1910 г.

Так, например, есть один очень интересный берлинский врач, который сделал замечательное наблюдение. Я хочу вам показать это здесь на доске. Итак, это наблюдение чисто фактическое, сделанное независимо от каких-либо теорий. Допустим, что в этой точке [рисунок не сохранился] нам схематически была бы дана дата смерти какой-нибудь женщины. Итак, я отмечаю не что-нибудь выдуманное, но то, что было наблюдаемо. Эта женщина - бабушка одной семьи. За определенное число дней до смерти этой бабушки рождается внук, число дней составляет 1428. Удивительным образом спустя 1428 дней после смерти бабушки рождается опять внук, а правнук рождается через 9996 дней после смерти бабушки.



Если вы разделите 9996 на 1428, то получите 7. То есть, в промежуток времени, который есть промежуток между рождением внука и смертью бабушки, помноженный на 7, рождается правнук. И вот этот самый врач показывает, что это не единичный случай, но что исследуя целые семьи, встречаешься с абсолютно определенными числовыми отношениями относительно смерти и рождения. И самое интересное то, что если вы, например, возьмете число 1428, то оно опять-таки делится на 7 без остатка. Одним словом, ныне факты принуждают людей к тому, чтобы в последовательности внешних событий опять обретать определенную правильность, периодичность, которая связана с древними священными числами.



И уже сегодня число данных этого рода, фактически сопоставленных Флиссом - это имя берлинского врача - и его учениками, служит доказательством того, что вполне определенные числа являются регулятивными факторами, которые управляют закономерным протеканием таких событий. Эти сопоставления чисел имеются теперь уже в подавляющем количестве. При этом интерпретация их вполне материалистическая, но сила фактов заставляет верить в действие чисел в явлениях мира. Я особенно подчеркиваю, что крайне неверно то, как используют еще этот принцип Флисс и его ученики. То, как он применяет свои основные числа, а именно 23 и 28, которые он тоже находит (28 = 4 х 7), как он применяет эти числа, должно будет подвергнуться еще многократным улучшениям. Все же в таком исследовании мы видим нечто вроде инстинктивного выявления древневавилонской культуры в ходе подъема человечества.



Конечно, большинство людей не имеют ощущения, не имеют понимания таких вещей; они остаются разрозненными в более узких кругах. Но нам должно показаться примечательным, что люди, которые находят подобные вещи, - как, например, ученики Флисса, - получают затем своеобразные мысли и чувства. Так, один из учеников Флисса говорит: "Если бы эти вещи были известны в древние времена, - а они и были известны, - то что сказали бы те люди?". И особенно характерным кажется мне следующее место. Сопоставив многое таким образом, ученик Флисса говорит: "Здесь из природы берутся временные промежутки самой ясной математической структуры, но даже одаренным, привыкшим к гораздо более трудным вещам умам всех времен такие вещи были недоступны. С каким религиозным рвением исследовали бы это производившие свои вычисления вавилоняне и каким волшебством облекли бы они эти вопросы!".



Итак, насколько уже предугадывают то, что происходит в действительности! Как опять работает в направлении духовной жизни инстинкт людей! Но как раз там, где ходовая наука нашего времени обыкновенно слепо проходит мимо, как раз там всячески надо искать то, что проливает глубокий свет на оккультную силу, которую люди совсем не сознают. Ибо те, которые указывают здесь на этот своеобразный закон чисел, объясняют его совершенно материалистически, а сила фактов заставляет людей уже теперь признавать вновь духовную, математическую закономерность в вещах. Таким образом, мы видим, в действительности, как глубоко верно, что, в сущности, все то, что позднее в ходе развития человечества выражается личным образом, является подобным тени того, что существовало раньше в элементарном, первоначальном величии, ибо еще существовала связь с духовным миром.



Чтобы это запечатлелось в ваших душах, я хотел бы подчеркнуть, что вавилоняне при переходе их к четвертому культурному периоду и были теми, кто должен был свести Небо на землю, должен был внести небесное в меру, число и вес; что до наших дней мы чувствовали отзвуки этого и что мы опять вернемся к этой технике счисления; что она должна все больше и больше добиваться признания, хотя в других областях жизни абстрактная система чисел и измерения, разумеется, верпа.



Таким образом, мы опять можем и здесь увидеть, как при схождении вниз в греко-латинской культуре был достигнут определенный пункт чисто человеческого выражения личности на физическом плане и как затем снова имеет место подъем. Так что, действительно, по отношению к ходу послеатлантического культурного развития Греция стоит как бы посередине. Теперь нам надо припомнить, что в эту греческую эпоху включается импульс христианства, который должен все больше и больше возводить людей в другие регионы.



Но мы уже видели, что это христианство в первые времена своего развития не выступило сразу во всем своем значении, со всем своим духовным содержанием. Мы показали на обращении людей Александрии с Гипатией, какими слабостями и теневыми сторонами было отмечено вначале христианство. Да, мы часто подчеркивали, что времена, когда христианство поймут во всей его глубине, еще только грядут, что христианство заключает в себе еще бесконечные глубины и что оно, так сказать, принадлежит более будущему, чем настоящему, не говоря уже о прошлом человечества. Таким образом, мы видим, как то, что находится в христианстве в начале, оказывается среди того, что, в сущности, содержит наследие мудрости и духовности древнейшего мира. Ибо то, что приняла в себя Греция, что она в себе несла, было действительно как бы наследием того, что люди приобрели в бесчисленных инкарнациях через живую связь с духовным миром.



Вся духовность, которая была пережита в древности, погрузилась в души и сердца греков и проявлялась во всей полноте в них. Поэтому мы можем понять, что могли быть люди, которые при вхождении христианства в жизнь, особенно ввиду того, что сталось из христианского импульса в первые столетия, не могли ценить это событие так высоко, как то грандиозное величие, грандиозную духовность, которая как древнее тысячелетнее наследие была унаследована в Греции. Особенно характерной была одна личность, которая, так сказать, в своей собственной груди переживала эту борьбу старого с новым, борьбу древнейших сокровищ мудрости, древнейших духовных сокровищ с тем, что было лишь в начале своего развития и лишь слабо было слышно. Этой личностью греко-латинской эпохи в четвертом веке, которая переживала все это на арене своей души, был Юлиан Апостата (Отступник).



Интересно проследить жизнь Юлиана, римского императора. Родившемуся в качестве племянника тщеславного и мстительного императора , Юлиану, собственно, уготовано было еще ребенком быть умерщвленным вместе со своим братом. Его оставили в живых только потому, что думали, что с его убийством все-таки поднимется слишком большой шум, и что надеялись, что впоследствии всегда можно будет устранить вред, который он мог бы причинить. Среди различных скитаний от одного круга людей к другому должен был проходить свое воспитание Юлиан. И строго следили за тем, чтобы он принял в свою душу то, что, по соображениям целесообразности, было принято Римом, Римской империей как христианское развитие. Но это была пестрая смесь того, что вырабатывалось постепенно в виде католической церкви, и того, что жило в качестве арианства. Так сказать, не хотели портить отношения ни с тем, ни с другим.



Как раз тогда достаточно сильно вели всяческую борьбу с древним эллинско-языческим идеалом, с древними богами и древними мистериями. Все, как уже сказано, было пущено в ход, чтобы сделать Юлиана, относительно которого все-таки можно было ожидать, что однажды он взойдет на престол цезарей, чтобы сделать его, так сказать, добрым христианином. Но в этой душе сказывалось своеобразное влечение. Эта душа никак не могла приобрести действительно глубокого понимания христианства. Везде, куда бы ни привозили этого ребенка и где были остатки не только древнего язычества, но и древней духовности, у него раскрывалось сердце. Он впитывал в себя то, что жило в культуре четвертого периода из древних священных преданий и установлений.



Случилось так, что во время своих разнообразнейших скитаний, к которым его принуждало преследование со стороны его дяди, императора, он все-таки сблизился с учителями так называемой неоплатонической школы и с ученикам александрийцев, которые получили древние предания из Александрии. Тут только по-настоящему наполнилось сердце Юлиана тем, к чему он испытывал такое глубокое влечение. А затем он узнал то, что из этих древних сокровищ мудрости было в самой Греции; и со всем тем, что давала ему Греция, что давал ему древний мир как мудрость, Юлиан связал живое чувство языка звездного неба, тайн, которые из мирового пространства гласят нам в письменах звездного неба. Затем для него настало время, когда одним из последних иерофантов он был посвящен в Элевсинские мистерии.



В Юлиане мы имеем своеобразное зрелище: посвященный древних мистерий, целиком погруженый в то, что можно приобрести, когда духовная жизнь, благодаря мистериям, становится действительностью, такой посвященный сидит па престоле римских цезарей. И как бы много неверного ни вкралось в те писания против христиан, которые сохранились от Юлиана, мы все же знаем, какое величие жило в мировоззрении Юлиана тогда, когда он говорил из величия своего посвящения. Однако, как ученик мистерий, которые находились уже на закате, он не мог правильно включиться в свою эпоху; поэтому он шел навстречу мученичеству посвященного, который более не знает, какие тайны должны быть сокрыты и какие могут быть сообщены.



Из рвения и энтузиазма, которые Юлиан приобрел благодаря своему эллинскому воспитанию и посвящению, из великих опытов, которые он мог проделать под руководством своего иерофанта, в нем развилась воля восстановить вновь то, что он видел как живую жизнь и деятельность древней духовности. И вот, мы видим, как он пытается различными мерами опять ввести древних богов в культуру, в которую вошло христианство. Он зашел как в раскрытии тайн мистерий, так и в своем отношении к христианству слишком далеко.



Потому и случилось, что в 363 году, когда он должен был предпринять поход против персов, его судьба настигла его. С Юлианом случилось то же, что и со всяким, кто, не имея на то права, высказал то, что не должно было быть высказываемо, его настигла его судьба, и можно исторически доказать, что Юлиан пал в этом походе против персов от руки христианина. Ибо не только эта весть распространилась очень скоро и никогда не опровергалась ни одним значительным христианским писателем; по было бы и удивительно в высшей степени, если бы персы, причинив смерть своему заклятому врагу, не хвалились бы потом этой смертью. Но и среди них сразу возникло мнение, что он погиб от руки христианина.



Действительно, нечто, подобное буре, исходило от этой инспирированной души, от энтузиазма, который Юлиан Отступник почерпнул в своем посвящении в Элевсинские мистерии, уже погружающиеся в сумерки своего заката. Такова была судьба одного из людей четвертого столетия, целиком человека-личности, мировая карма которого, в сущности, состояла в том, что он должен был в личном гневе, в личной ненависти, в личном энтузиазме выявить то, что он получил в наследство. То было основным законом его жизни. Интересно в целях оккультно-исторического исследования рассмотреть как раз эту жизнь, эту индивидуальность в ходе дальнейшего развития.



В XV веке, в 1546 году рождается примечательный человек, который происходит из знатного рода Северной Европы, которому, так сказать, в колыбель было положено все то, что могло привести его к высоким почестям в духе тогдашней традиционной жизни, он даже родился в богатой семье. Так как, в духе семейной традиции, он должен был стать человеком выдающегося государственного или какого-либо иного высокого положения, он был, само собой разумеется, предназначен к юридической профессии и был послан с воспитателем в Лейпцигский университет изучать юриспруденцию. Воспитатель мучил мальчика, ибо когда он должен был изучать юриспруденцию, он был еще ребенком.



Воспитатель мучил мальчика днем, но когда он спал сном праведника и грезил о юридических теориях, мальчик вставал с постели и наблюдал ночью звезды с помощью весьма простых инструментов, которые сам себе смастерил. И весьма скоро он знал о тайнах звездного мира не только больше, чем какой-либо учитель, но и больше, чем тогда было во всех книгах. Так, например, он заметил очень скоро определенное положение Сатурна и Юпитера в созвездии Льва, посмотрел в книгах и нашел, что оно там было обозначено совершенно неверно.



Тогда возникло в нем страстное желание возможно точно знать прежде всего эти звездные письмена, возможно точно обозначить пути звезд. И что же удивительного в том, что этот человек очень скоро, несмотря на все сопротивление своей семьи, добился позволения стать естествоиспытателем и астрономом, а не проспать свою жизнь над юридическими книгами и доктринами. И так как в его распоряжении были большие средства, то он мог соорудить себе целое здание. Оно было замечательно устроено; в его верхних этажах помещались инструменты, предназначенные для наблюдения тайн звездного неба, а в подвале - аппараты, чтобы производить различные смешения и разложения веществ. И он работал там, деля свое время между наблюдением в верхних этажах и кипячением и варкой, смешиванием и взвешиванием внизу, в подвалах.



Так работал этот ум, чтобы постепенно показать, как законы, которые записаны в звездах, законы планет и неподвижных звезд, макрокосмические законы, микрокосмически воспроизводятся в математических числах, которые лежат в основе смешения и разложения веществ. И то, что он находил как живое отношение между небесным и земным, он применял к фармацевтике и старался составить лекарства, потому именно и вызывавшие вокруг него столько злобы, что он отдавал их даром тем, кому хотел помочь. Ибо врачи того времени, желая брать высокие цены, негодовали против этого человека, который вызвал столько "ужасного" тем, что он хотел перенести с Неба на землю. К счастью, благодаря одному событию этот человек пользовался милостью датского короля Фридриха II, и пока он пользовался этой милостью, все шло хорошо, было достигнуто действительно необыкновенное проникновение в духовное действие мировых законов в том смысле, как я это только что охарактеризовал.



Да, этот человек знал кое-что о духовном протекании мировых законов. Он поражал мир такими вещами, какие ныне, конечно, не нашли бы большого доверия. Ибо раз, когда он был в Ростоке, он по положению звезд предсказал смерть султана Сулеймана, и она наступила через несколько дней, - весть, которая сделала имя Тихо Браге известным в Европе. Ныне о Тихо Браге, жизнь которого лежит совсем недалеко позади нас, мир знает едва ли больше, чем то, что он был немного простоват, что он еще не стоял на высокой материалистической точке зрения нашего времени. Правда, он нанес тысячу новых звезд на карту звездного неба, сделал также открытие эпохальной для того времени важности, - открыл вспыхивающую и вновь исчезающую звезду, Nova Stella, и описал ее, но об этих вещах большей частью умалчивают.



Мир не знает о нем ничего, кроме того, что он был еще так глуп, что придумал мировую систему, в которой Земля стоит неподвижно, а Солнце вместе с планетами вращается вокруг Земли; ныне мир знает лишь это. А тот факт, что мы имеем дело с выдающейся личностью XVI века, с личностью, сделавшей бесконечно многое для астрономии, что применимо еще и сегодня; что в данном им заключена бездна глубокой мудрости, - это обыкновенно не отмечается просто по той причине, что при установлении точной системы Тихо Браге из собственного глубокого знания видел трудности, которых не видел Коперник. И, если это можно сказать, - правда, это кажется парадоксальным, -системой Коперника тоже еще не сказано последнее слово, а спор между обеими системами еще займет человечество в будущем. Но это между прочим, ибо это еще слишком парадоксально для нынешнего времени.



Лишь при преемнике благосклонного к нему короля противникам Тихо Браге, выступившим со всех сторон, - тогдашним врачам, профессорам копенгагенского университета, - удалось восстановить преемника его покровителя против него. Так Тихо Браге был изгнан из своего отечества и должен был опять двинуться на юг. Он некогда установил в Аугсбурге свою первую большую планисферу и золоченый глобус, где он постоянно отмечал новые звезды, которые открывал, и число которых под конец равнялось тысяче. Затем в изгнании, в Праге этот человек должен был найти свою смерть.



Еще и сегодня, если мы возьмем не ходовые учебники, но обратимся к источникам и изучим хотя бы Кеплера, еще и сегодня мы можем видеть, как Кеплер пришел к своим законам как раз благодаря тому, что выработал до него в своих тщательных астрономических наблюдениях Тихо Браге. Это была личность, которая опять-таки, но в большом стиле, несла на себе отпечаток того, что было великого и значительного в мудрости предыдущей эпохи, но которая не могла еще найти себя в том, что вскоре сразу стало общепризнанным в виде материалистического мировоззрения. Не правда ли, сколь своеобразна судьба этого Тихо Браге!



И теперь подумайте, если вы сопоставите эти две личные судьбы, как бесконечно поучительно, если мы узнаем из Хроники Акаши, что индивидуальность Юлиана Отступника опять всплывает в Тихо Браге, что Тихо Браге есть реинкарнация Юлиана Отступника. Так примечательно, так парадоксально действует закон реинкарнации, когда кармические связи отдельного человека модифицируются мировой исторической кармой, когда сами мировые силы охватывают человеческую индивидуальность, чтобы воспользоваться ею как орудием. Правда, я хотел бы определенно заметить, что такие вещи, как взаимосвязь между Юлианом и Тихо Браге, я высказываю не для того, чтобы завтра они возглашались со всех крыш и обсуждались за всеми обеденными столиками, но за тем, чтобы как учение оккультной мудрости они погрузились здесь в некоторое число душ, и мы учились все больше и больше понимать, что поистине в основе чувственно-физической природы человека лежит сверхчувственное.



См. также:
- Рудольф Штайнер. Оккультная история. 1-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Оккультная история. 1-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Оккультная история. 2-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Оккультная история. 2-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Оккультная история. 3-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Оккультная история. 3-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Оккультная история. 4-я лекция, часть 1

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Штайнер, Юлиан Отступник, оккультизм, эзотерика
Subscribe

Posts from This Journal “Штайнер” Tag

promo philologist november 15, 09:27 1
Buy for 200 tokens
С августа по сентябрь 2017 года «интенсивность банкротств увеличилась практически во всех отраслях», говорится в отчете Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Высшей школы экономики. Цифры чуть не дотянули до исторического максимума, который был зафиксирован…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment