Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Валентин Оскоцкий. Памяти Алеся Адамовича (1994)

Валентин Дмитриевич Оскоцкий (1931-2010) — литературовед, литературный критик, публицист. Член Союза журналистов СССР (1957). Член Союза писателей СССР (1969). Кандидат филологических наук, почетный доктор филологии Ереванского университета. Ниже размещена его заметка, посвященная памяти писателя Алеся Адамовича (1927-1994), опубликованная в журнале "Огонек", 1994. №4.



Памяти Алеся Адамовича

В канун кончины он был на заседании комиссии по помилованию при Президенте Российской Федерации. Сидел, слушал, вникал. Решал для себя, примет ли предложение войти в ее состав. Кажется, склонялся к тому, чтобы согласиться... В последний день жизни выступал в Верховном суде России. Как скажет потом на панихиде Григорий Бакланов, выступал в защиту писателей от окололитературной шпаны. В защиту творчества, в защиту самой литературы. Умер после выступления, тут же, в зале суда. Как говорилось в старину, от разрыва сердца...

Теперь нам предстоит научиться тому, к чему мы не готовы, чего не умеем. Жить без Алеся Адамовича. Без его замыслов, воплощенных в новых книгах и фильмах, без новых статей и речей. Без его непременного участия в малых и больших собраниях, будь то очередная дискуссия за писательским «круглым столом» или на международном научном симпозиуме, конференция «Мемориала» или антифашистская конференция демократической общественности, многотысячные демонстрации или митинги на улицах и площадях Москвы. Жить без его постоянного присутствия рядом, которым создавалось неослабное чувство локтя, прочной, надежной опоры, единодушия. Оно неразрывно связывало два поколения, которым равно принадлежал Алесь Адамович, — фронтовое и "шестидесятников". Лучший из лучших, он олицетворял их беспокойную совесть так же естественно, как рыцарски воплощал честь и достоинство нашей младенчески не искушенной, малоопытной демократии.

...Впервые мы встретились в ту далекую пору, когда молодой кандидат филологических наук, уже имевший две литературоведческие книги, завершал свой первый роман «Война под крышами», которому суждено будет стать первой частью дилогии «Партизаны». Тогда-то и довелось услышать признание, которое многое объясняет в творческих поисках Адамовича-прозаика, одержимого всепоглощающим стремлением прорваться к глубинной правде войны и человека на войне. В 14 лет придя в партизанский отряд вместе с матерью и старшим братом, он воевал в предчувствии, что не кому-нибудь, а ему, если не погибнет, предстоит писать о прожитом и пережитом.

Одновременно с фундаментальными трудами по истории белорусской литературы, о наследии Достоевского и Льва Толстого, множеством статей о современной литературе выходили его новые книги прозы. Среди них — трагедийная «Хатынская повесть», из которой вырос знаменитый фильм «Иди и смотри». На пределе сил записывал вместе с Янкой Брылем и Владимиром Колесником доподлинные голоса заживо сожженных белорусских Хатыней, которые сохранены, донесены, приближены книгой «Я из огненной деревни...». В развитие традиции, заложенной этой книгой — первым краеугольным камнем новейшей документальной прозы о войне,— возник замысел «Блокадной книги», великой книги о трагедии Ленинграда, написанной в соавторстве с Даниилом Граниным.

На предельном напряжении духа рождались публицистические статьи, криком кричавшие об угрозе ядерного самоубийства планеты, пробуждавшие общественное сознание страстным призывом отрешиться от разъединяющего мир блокового мышления, «ради жизни на земле», ради спасения ее общечеловеческих ценностей переступить идеологические барьеры — своего рода «берлинские стены» на пути людей и народов к необходимому взаимопониманию. Не боясь прослыть пацифистом, Алесь Адамович возвратил этому понятию изначально гуманный смысл, соотнес его с «логикой ядерной эры», глобально укрупнившей библейское «не убий!»: не только отдельного человека не убий, но человечество в целом. Столь же убежденно и громогласно прозвучала тревога, возвестившая горькую правду о трагических последствиях для Белоруссии чернобыльской катастрофы. Ее намеренно замалчивали на самых высоких уровнях, скрывали под непроницаемым покровом «государственной тайны», но если тайное стало явным, то Беларусь обязана этим мужеству и энергии Алеся Адамовича.

Взывая к миру и мысля его общечеловеческими категориями, он не выносил национальной узости, замкнутости, провинциально кичливого и чванливого ура-патриотизма. Таланты Василя Быкова и молодого Валентина Распутина, Иона Друцэ и Ивана Драча были одинаково дороги, близки ему независимо от их прописки. И когда кто-то из ретивых земляков призвал однажды белорусскую словесность равняться не на «чужих», будь то хоть сам Достоевский, а на «своих» классиков, он увидел в этом не высокое национальное достоинство, а заскорузлую хуторянскую амбициозность. Но, прощаясь с ним и оглядывая мысленно все, что он сумел и успел сделать, мы вправе поднапрячь голос. То был воистину подвиг — гражданский, творческий, человеческий...

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Алесь Адамович, Валентин Оскоцкий
Subscribe

Posts from This Journal “Алесь Адамович” Tag

promo philologist september 1, 06:23 2
Buy for 100 tokens
С февраля 2018 года я ежемесячно публикую в своем блоге такие дайджесты - на основе той информации, которая попадает в поле моего внимания. В них включены ссылки на публикации о нарушениях прав человека, давлении на журналистов, проявлениях цензуры в интернете и СМИ и другие новости и материалы,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments