Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Историк В.В. Тихонов о восприятии современниками кампании по борьбе с "безродными космополитами"

Из книги: Тихонов В.В. Идеологические кампании «позднего сталинизма» и советская историческая наука (середина 1940-х — 1953 г.). — М.; СПб.: Нестор-История, 2016.

Купить книгу: http://www.ozon.ru/context/detail/id/139614885/

Историк В.В. Тихонов о восприятии современниками кампании по борьбе с "безродными космополитами" в эпоху позднего сталинизма: "Антикосмополитическая кампания произвела колоссальное впечатление на современников: жертв, невольных участников и просто наблюдателей. Ее антисемитский подтекст был для всех очевиден. Поступить в университет и аспирантуру евреям стало заметно сложнее. Происхождение становилось главным препятствием. В то же время, по воспоминаниям современников, двери в педагогические институты оставались открытыми. Некоторые после успешной защиты диссертации не получали работы в Москве или Ленинграде, а вынуждены были уезжать в провинциальные вузы (что было не самым плохим вариантом) или перебиваться несистематическими заработками.



Безусловно, кампания была рассчитана на серьезный психологический эффект. Именно кампания по борьбе с «космополитами» была запечатлена в широком круге источников личного происхождения. Для начала обратимся к дневникам. Их немного. Давно замечено, что даже те, кто систематически вел дневник, во время идеологических кампаний не делали практически никаких записей. Это заметно на примере дневников М.В. Нечкиной и И.И. Минца. Систематическая фиксация событий и их оценки исчезают. За 1948-1950-е гг. записи в их дневниках отсутствуют. Связано это было с атмосферой страха и боязнью того, что дневник может стать компрометирующим документом. Тем не менее, сохранились дневниковые записи отдельных историков. Самым насыщенным является дневник С.С. Дмитриева. Он, наоборот, обратился к нему в самый трудный момент, видимо из-за желания хоть кому-то доверить свои невеселые мысли и описать злоключения. Практически первая запись за 1949 г. наглядно демонстрирует атмосферу: «...Нужно делать заметки хотя бы для самого себя. Много раз принимался я их делать и бросал. Не раз и уничтожал. Времена такие, что искренность и откровенность не помогают существовать». Несмотря на опасения, дневник наполнен описаниями антикосмополитических собраний, которые внушали чувство неуверенности в завтрашнем дне, ощущение опасности. «Людьми все более овладевает чувство неуверенности во всем: имею в виду людей интеллигентных занятий. Все ценности продолжают переоцениваться, все смешивается и сдвигается, грозя оставить пустое место в итоге такого хаотического мыслетрясения и людетрясения», — отмечал С. С. Дмитриев.

На страницах часто можно найти обороты: «напряжение растет», «напряженная атмосфера» и др. Апокалиптические настроения усиливались с каждой страницей. Запись от 20 марта 1949 г.: «Тяжелая туча нависла над историками, многих не досчитаются, когда она минует». Своеобразным психологической защитной реакцией стало притупление остроты восприятия происходящего. С.С. Дмитриев признавался: «Живу последние месяцы в состоянии какой-то апатии ко всему. Мизантропия вполне овладела. Омерзела политическая трескотня и блудословие. Омерзели жалкие и подлые люди кругом. Одичание народа просто поразительное. В сущности, никому ни до чего нет дела. Интересы брюха и денег вполне заменили все другие... Растление личности достигло едва ли не до предела [так в тексте — В. Т.] в нашем обществе, вызывающем одно презрение». Единственным выходом из сложившейся ситуации Дмитриев считал «внутреннюю эмиграцию»: «Нарастает одно всеопределяющее желание уйти из этого лживого, грубого и жестокого общества, где наука заменена политиканством, а о литературе и искусстве лучше не поминать».

В сложившейся ситуации единственным реальный выход для ученого он видел в работе «в стол». «В конце концов когда же в России людей, пишущих книги, не называли вредными и опасными, не объявляли сумасшедшими, не снимали с кафедр и не отправляли, “куда Макар телят не гоняет”?», — фаталистично сам себя спрашивал историк. Любопытно отметить, что С.С. Дмитриев, как специалист по истории России XIX в., «примиряет» на себя судьбу известных преследуемых вольнодумцев. Так, очевидно, что, когда Дмитриев пишет о том, кого объявляли сумасшедшим, то имеет в виду П. Я. Чаадаева. Непрекращающиеся погромы привели к тому, что авторы, а еще больше редакторы, боялись пропустить любую фразу, которую можно было бы истолковать, как «космополитическую» ошибку. Непрекращающиеся придирки и правки могли у кого угодно отбить любое желание писать: «Бесконечные придирки, в большинстве мелочные и неосновательные, к хрестоматии [Хрестоматия по истории СССР / Под ред. М. В. Нечкиной, С.С. Дмитриева. М., 1941. 2-е изд. М., 1949, — В. Т.]. Правка ее мне так опротивела, что прямо это дело как особая и тяжелая болезнь. Если все проделать, что предлагают и требуют, то на всю жизнь проникаешь к себе и “науке” истории омерзением».

Естественно, что от участников не ускользнула и антисемитская составляющая кампании. С.С. Дмитриев признавал: «...Многие из еврейской молодежи прошли школу национализма в этот несчастный март 1949 г.». Антисемитский подтекст кампании, как отвратительное явление, отмечается и мемуаристами. А.М. Некрич писал: «Набор еврейских фамилий, сдобренных для внешнего приличия двумя-тремя русскими или армянскими фамилиями, не оставлял сомнения в том, что под космополитами подразумеваются евреи и что кампания носит антисемитский характер».

Иррациональность кампаний и их негативные последствия подчеркивают многие. К.А. Поляков отметил: «...Борьба с космополитизмом не сопровождалась расстрелами и арестами, но оставила глубокие моральные травмы». Он вспоминает атмосферу непонимания современниками логики происходящего. Но, кроме страха и неуверенности в завтрашнем дне, кампании породили и весьма любопытный феномен переоценки окружающей реальности. Многие посмотрели на советское общество другими глазами. Нередко (а это случай не единственный, достаточно вспомнить А.М. Некрича, А.Я. Гуревича и др.) подвергшиеся проработкам превращались не в деморализованных жертв, а начинали, исходя из полученного опыта, по-новому оценивать окружающую реальность. Так, А.М. Некрич вспоминал: «Кампания против космополитов заставила меня глубоко и серьезно задуматься над тем, что происходит в нашей стране». Схожие наблюдения находим и у А. Я. Гуревича: «Нам, вернее, тем из нас, кто был готов открыть глаза на происходившее, становилось все яснее, что в нашем обществе далеко не все так благополучно, как это рисуется пропагандой, что внутри страны действуют силы, которые ведут дело к возрождению событий 1937-1938 годов».

Многие именно после проработок разочаровались если не в советском строе, то, во всяком случае, в сталинском режиме. После описанных событий у Городецкого также произошло переосмысление сталинской действительности. Именно борьба с «космополитами» развеяла у него существовавшие иллюзии. Если в 1930-е гг. Городецкий верил в политику Сталина, то затем перешел на антисталинские позиции. Судьба Городецкого — это судьба представителя советской партийной и научной элиты. Во время послевоенных кампаний советская система отчетливо показала, что для нее нет неприкосновенных, а старые заслуги не учитываются. Естественно, что прошедшие события заронили в души этих людей не только страх, но и желание изменить эту систему, сделать ее более предсказуемой и безопасной. Именно они станут опорой последовавшей относительной либерализации строя после смерти Сталина".

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: СССР, Сталин, большой террор, евреи, история, космополитизм, ксенофобия, репрессии
Subscribe

Posts from This Journal “большой террор” Tag

promo philologist november 15, 09:27 1
Buy for 200 tokens
С августа по сентябрь 2017 года «интенсивность банкротств увеличилась практически во всех отраслях», говорится в отчете Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Высшей школы экономики. Цифры чуть не дотянули до исторического максимума, который был зафиксирован…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments