Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Борис Иванов. "История Клуба-81" (2017)

Иванов Б. История Клуба-81. - СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2017. - 496 с. Тираж 300 экз.

Купить книгу: http://limbakh.ru/index.php?id=3861

Книга воспоминаний «История Клуба-81» написана Борисом Ивановичем Ивановым (1928-2015) – прозаиком, культурологом и публицистом. В центре "Истории Клуба-81" - рождение и жизнь литературного клуба, поставившего перед собой задачу, близкую к невозможной - позволить неофициальной советской культуре того времени выйти из тени. От имени непризнанного властью культурного сообщества Ленинграда Борис Иванов вместе со своими единомышленниками Игорем Адамацким, Юрием Новиковым, Борисом Останиным, Аркадием Драгомoщенко, Налем Подольским и другими начал переговоры с КГБ. Переговоры о вещи тогда почти немыслимой – о выходе из подполья, создании того, что будет названо «Клубом -81». В непростой политической ситуации начала 1980-х участники "Клуба-81" решили изменить положение дел, сплотившись под девизом "Не бойтесь - смена караула!"



Борис Иванов, ответственный и надежный хронист своей эпохи, свидетельствует о ней «из первых уст». Книга полна живых свидетельств и документов о культурной жизни Ленинграда 1980-х годов. Это важный вклад в изучение не столь далекого, но уже ускользающего от нас времени в истории ленинградской литературы. Книга адресована литературоведам, историкам, социологам и широкому кругу лиц, интересующихся новейшей отечественной литературой.

Фрагмент

1982 год

Первые месяцы работы клуба Игорь Адамацкий назвал «незабываемыми». 25 декабря 1981 года в зале музея Ф. Достоевского прошел первый литературный вечер, за ним через каждые две недели следовали другие. Люди рвались послушать стихи Е. Шварц, А. Миронова, В. Кривулина, С. Стратановского, Е. Игнатовой, О. Охапкина и других поэтов, гениального Сергея Курехина, чьи музыкальные композиции в помещении ДК Ленсовета уже произвели фурор. Он выступал с блестящим саксофонистом В. Чекасиным и группой Б. Гребенщикова «Аквариум» на фоне грубой сети, связанной из толстых веревок. Тут же, в вестибюле музея, были выставлены работы независимых художников. Стульев не хватало. За порогом музея оказывались десятки людей. Оградиться от близкого «Сайгона» было невозможно. Как остановить господина с таким родственным выражением глаз, который называет своими друзьями известных членов клуба. Он вежливо поблагодарит за пропуск и протащит пару фаустов, которые раздавит в туалете с такими же завзятыми выпивохами. И вот уже видишь его в зале — своей бузой он хочет привлечь к себе внимание. Таких выставляли, их это возмущало: «Ну как же — из храма искусства изгоняют свои же!»

Парад продолжил прозаик Борис Кудряков, только что отмеченный Премией Андрея Белого, он читал, развертывая бумажный рулон, свои сюрреалистические тексты. Эстрада любит вольности, развлекающие публику, — ему горячо аплодировали. Представить публике нужно было и секцию критики. Некоторое время я колебался, какую тему избрать для своего выступления. Я работал тогда над большой статьей «Стадиальность в развитии культуры», основные ее положения были мне ясны, я решил изложить их публично.

Убеждение в том, что Советский Союз вступил в эпоху реформации, посетило меня давно. Я основывался на признаках европейской Реформации — начало коррозии авторитета политических институтов, священных текстов, харизмы власти, на которых базируется первая стадия развития общества, получившая название (у Макса Вебера и других) «традиционной». В реформационном процессе решающая роль принадлежит катехизисным личностям — это было моим открытием. Вначале традиционные установления проникают во все сферы существования общества и порождают тип катехизисной личности, полностью посвящающей себя служению им. На своем пути катехизисная личность обнаруживает, что многие люди уклоняются от требований традиций, более того — не следуют им даже те, кто по положению и званию призван быть моральным образцом и авторитетом. Почтение к верховной власти сменяется критическим анализом, анализ — требованием перемен. Носители катехизисного сознания произносят сакраментальное: «Я здесь стою и не могу иначе!» (Лютер), «Не могу молчать!» (Толстой), «Жить не по лжи!» (Солженицын), правозащитники требуют соблюдать заявленные в Конституции права и т. п. Реформация начинается с кризиса политических институтов (религиозных, светских или тех и других, как в России), их смена становится целью реформации.

В своем докладе я не назвал имена великих реформаторов-современников Александра Солженицына и Андрея Сахарова, не говорил о том, что духовные вожди и институты советской власти дискредитировали себя, но сказал, что страна, в которой мы живем, уже вступила в эпоху реформации. Первый конфликт с КГБ вызвало выступление Наля Подольского: он прочел главу из повести, в которой, помимо прочих петербургских типов, был выведен стукач. На наших вечерах Адамацкий обратил внимание на мужчину средних лет, на общем фоне клубной аудитории выглядевшего госслужащим. Вскоре мы с ним познакомились: «Коршунов Павел Николаевич». Он — офицер 5-го отдела — вызвал Н. Подольского к себе для внушения: тот, кого обыватели называют «стукачом», выполняет свой гражданский долг, стоит на страже государственной безопасности. Узнав об этом, правление клуба направило в комитет протест, в котором заявило, что, если выступления в клубе будут подвергаться цензуре, существование клуба теряет всякой смысл.

Коршунов обещал не вмешиваться в наши внутренние дела, а мы согласились перед выступлениями на чужой территории давать тексты на просмотр Ю. Андрееву. Помещение Клуба-81 на улице Петра Лаврова, 5, стало «Монако свободы», — так вскоре окрестили завоеванное пространство. В первые месяцы особенно ощущалось, как нуждались литераторы в общении со слушателями, — обычные жалобы тех дней: «Когда же мне дадут возможность выступить!» Составили список очередности выступающих. Я, казалось бы, должен был знать если не всех, то, по крайней мере, очень многих — пятый год выпускал «Часы», участвовал в работе Религиозно-философского семинара, — круг моих знакомств в неофициальной среде был весьма широк, и тем не менее на каждом вечере встречал новые лица. Привлеченные литературными вечерами из тени выходили дети андеграунда.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Борис Иванов, Борис Останин, Драгомощенко, СССР, Санкт-Петербург, воспоминания, клубы, литература
Subscribe

Posts from This Journal “литература” Tag

promo philologist october 15, 15:20 14
Buy for 100 tokens
Дорогие друзья! Меня номинировали на профессиональную гуманитарную и книгоиздательскую премию "Книжный червь". На сайте издательства "Вита Нова" сейчас открыто онлайн-голосование на приз читательских симпатий премии. Если вы хотите, то можете меня там поддержать:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments