Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Гуманист Юст Липсий о тирании

Юст Липсий (1547-1606) — нидерландский гуманист, историк, филолог, знаток классической латыни, философ, основоположник неостоицизма. Известен авторитетными изданиями латинской прозы, в особенности Тацита (1574, 1581) и Сенеки (1605). Теоретически разработал новые принципы политического сознания Нового времени. Этико-политическая система, представленная в трактате «Политика» (1589), последовательно рассматривала взаимосвязь фундаментальных этических основ государственной жизни и политической практики. Его важнейшей задачей было создание универсальной внеконфессиональной и внепартийной политической системы. Ниже размещен фрагмент из книги: Новикова О.Э. Политика и этика в эпоху религиозных войн: Юст Липсий (1547-1606): монография. - М.: РХТУ им. Д.И. Менделеева, 2005.



Тирания

Липсий определяет тиранию как «насильственную власть одного вопреки обычаям и законам (praeter mores et leges)»448. Насильственный характер господства и его противоречие закону ученый связывает не со способом прихода к власти, фактом узурпации и т.д. (что акцентировали, например, Отман, Дюплесси-Морне и многие другие), а со способом ее осуществления. Т.е. легитимное происхождение власти монарха не гарантирует от ее перерождения в тиранию. Различие между государем и тираном состоит в том, что «первый владеет оружием, используя его для защиты мира, второй же - чтобы великим страхом укротить великую ненависть». Это цитата из Сенеки. По сути, речь идет о критерии следования общественному благу.

В «Политике» Липсий не обсуждает природу тирании, но об этом много сказано в «De Constantia». Ученый считает, что истоки этого явления лежат в «природе или человеческой порочности (natura sive malitia humana)», поэтому тирания встречалась во все времена и повсюду. Человек имеет «врожденную склонность чрезмерно использовать власть». Все носят в груди семена тирании, но большинству не хватает воли или возможности для ее осуществления. Как окоченевшие на холоде змеи не могут использовать свой яд, так и нас удерживают от причинения вреда другим наша вялость и холодность Фортуны. Дай силу и оружие тем, кто сейчас восстает на власть имущих, и сами они будут в высшей степени властолюбивы. Повседневная жизнь полна примеров мелкой тирании: отца над детьми, хозяина над слугами, учителя над учениками.

Каждый из них Фаларис в своем роде и «поднимает в своих реках такие же волны, как короли в великих морях». Другие живые существа также не свободны от этой природной склонности. Как сказал Варрон в своей сатире, «большие рыбы пожирают малых, ястребы убивают мелких птиц». В «Политике» ярко обрисован тиранический образ правления и то, что ему сопутствует: беззаконие и право кулака, отсутствие честного суда, поощрение наглых доносчиков и вообще злых людей, преследование добродетельных, выдающихся и ученых мужей, уничтожение писателей и книг.

Тиран причиняет вред не только обществу, но и самому себе. Вызвав к себе всеобщую ненависть, тираны пребывают «в беспрестанном Страхе и дрожат при малейшем подозрении». Именно поэтому они препятствуют общению граждан и свободе слова. Ссылаясь на Тацита, Липсий пишет, что «как бичи раздирают тело, так жестокость, любострастие и злобные помыслы - душу». «Так оборачиваются для них пыткой собственные злодеяния и гнусности». Кончина тиранов тоже, как правило, незавидна: они редко умирают своей смертью. Словом, венценосные читатели «Политики» должны всерьез призадуматься, прежде чем переступать через закон и попирать интересы общества.

Липсий полагает, что от тирании есть два средства: Бороться или Терпеть (Auferre, aut Ferre). В принципе, Липсий не исключает пути тираноубийства, даже совершенного частным образом неким мужественным человеком . Он не требует для этого ни особой божественной санкции, ни одобрения магистратов или сословных учреждений. Полное отсутствие юридических критериев как в вопросе о том, кого считать тираном (ученый не рассматривает его правового статуса), так и в вопросе о возможности тираноубийства, резко отличает «Политику» от современных ей сочинений, где затрагивается проблема тирании. Полностью обходя правовой аспект этой проблемы, Липсий сосредоточивается на ее прагматической стороне: вреде тиранического правления для самого монарха и на преимуществах и недостатках различных реакций на тиранию.

«Гибель дурного царя» угодна небу, но мудрее все-таки терпеть тирана. И дело здесь не только в том, что цари поставлены богом, но и в том, что оканчиваются подобные предприятия по большей части неудачно. Ведь если тираноубийство совершается частным образом, то за ним тотчас следует кара. «Мститель за это деяние - любой преемник убитого», который в качестве профилактики на будущее постарается наказать смельчака. Если же борьба с тираном приобретает всенародный характер, то последствием этого могут стать раздоры и гражданская война, что «опаснее и хуже тирании или несправедливой власти».

Посему лучше терпеть тиранию, словно стихийное бедствие, ниспосланное свыше, и помнить о своем долге повиновения государю. «Позаботься о том, чтобы самому не стать виновником ужесточения власти», - пишет Липсий. Ведь такое ужесточение обычно следует за строптивостью подданных, тогда как «послушанием власти смягчаются». «Государи часто бывают дурными: я признаю это и сокрушаюсь. Но мы делаем их еще хуже своими нападками», - считает Липсий. Он советует подданным сдержать пыл и поставить разумный предел своему свободолюбию: «ты ведь не предпочитаешь строптивость и гибель повиновению и безопасности». «Нынешняя власть всегда кажется подданным тяжелой», но надо «помнить о времени, в которое мы родились и, устремляясь помыслами к добрым Государям, терпеть тех, какие есть».

Если в «De Constantia» Липсий подчеркивал внутреннюю независимость от тирана, который может отнять у тебя имущество, саму жизнь, но не властен над душой, то «Политике» сделан упор на практический смысл терпения. Оно предстает здесь как одно из средств против тирании. По мысли Липсия, непротивление помогает смягчить жестокость режима или хотя бы не допустить худшего бедствия - гражданской войны. Говоря о вреде тираноборчества, Липсий мотивирует это не как сопротивление божественной воле и не как нарушение закона (так подходил к данному вопросу Боден). Он руководствуется исключительно соображениями практической пользы, которую видит в мире и порядке. Таким образом, Липсий далек как от бескомпромиссного тираноборчества, так и от его совершенного неприятия. Его позиция более гибка и соотносится не с жесткими юридическими правилами, а с вариабельными требованиями политического Благоразумия.

В своей статье К. Эненкель убедительно показывает, что в подходе к таким темам как восстания и тирания Липсий сочетает советы в духе «реальной политики» Макиавелли с умолчанием многих дискуссионных проблем своего времени. В результате исследователь приходит к выводу, что, при отсутствии полемической заостренности, трактат Липсия должен был иметь значение не столько для развития политической теории, сколько в качестве тематического собрания цитат из античных авторов . Представляется, однако, что обход наиболее острых вопросов отражал сознательную стратегию Липсия. Он позволял ученому, сохраняя систематизм трактата, пропагандировать свою базовую идею «государственного интереса», состоящего в союзе Добродетели и Благоразумия, - пропагандировать так, чтобы сделать ее приемлемой для различных партий, религиозных и идейных течений.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Юст Липсий, гуманизм, диктатура
Subscribe

Posts from This Journal “гуманизм” Tag

promo philologist june 19, 15:59 3
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства "Кучково поле" публикую фрагмент из книги: Берхгольц Ф.В. Дневник камер-юнкера Фридриха Вильгельма Берхгольца. 1721–1726 / вступ. ст. И.В. Курукина; коммент. К.А. Залесского, В.Е. Климанова, И.В. Курукина. — М.: Кучково поле; Ретроспектива, 2018.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment