Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 6-я лекция, часть 2

Прага, 26 марта 1911 года

Когда материал питательных веществ приносится к хрящам или костям, то это, в сущности, лишь физический материал. То, что мы обнаруживаем в хрящах и костях, является не чем иным, как преобразованными питательными веществами; но преобразованы они иначе, чем, например, в коже. Поэтому можно сказать: в коже мы видим преобразованные питательные вещества, которые откладываются по самой внешней границе нашего тела. Но процесс, при котором эти вещества откладываются в костях, является таким процессом питания, благодаря которому материал принимает человеческую форму. Однако это преобразованный процесс питания по сравнению с тем, что протекает в коже. Теперь нам будет уже вовсе не трудно, как бы по образцу рассмотрений, касающихся нервной системы, представить себе также совокупный процесс питания, систему передвижения (Transportierungssystem) питательных веществ.



Изучим кожу. Питательные вещества, составляющие ее, образуют внешний контур - поверхность человека, но кожа сама по себе никогда не смогла бы произвести форму, и исследование этого органа нам покажет, что питание кожи (Hauternдhrung) является самым молодым видом питания в человеческом организме; и нам станет ясно, что способ питания костей находится в таком же отношении к питанию кожи, как процесс образования головного мозга - к процессу образования спинного мозга. И обоснованно было бы сказать: то, что предстает перед нами в процессе питания кожи, можно найти преобразо ванным на более поздней (что означает здесь - на более высокой), ступени - в твердой форме костных образований.



Подобное рассмотрение человеческого организма показывает нам, что наша костная система появилась раньше мягкой субстанции и отвердела лишь в ходе развития. Это может быть подтверждено также и внешней наукой, которая учит, что известные образования, становящиеся позднее костями, в детском возрасте являются мягкими, хрящевидными и лишь постепенно из мягкой, хрящевидной массы в ходе отложения питательного материала образуется костная масса. Здесь происходит переход из мягкой субстанции в твердую. Такой процесс наблюдается в каждом отдельном человеке.



Итак, в хряще следует видеть предварительную ступень кости, и формирование (Einlagerung) костной системы в организме представляет, так сказать, конечный результат процессов, имеющих место в питании кожи. Таким образом, питательные вещества преобразуются сперва простейшим образом в мягкую, гибкую субстанцию, и только тогда, когда она уже подготовлена, может развернуться тот процесс питания, благодаря которому известные части затвердевают в костную материю, чтобы в итоге появилась форма совокупного человеческого организма. Природа костей, какой она является, дает повод сказать: помимо костных образований мы, собственно, не имеем дальнейшего развития процессов питания в сторону отвердения, если речь идет о человеке на современной ступени эволюции. И если кровь - самая подвижная, самая способная к изменениям материя, которая только есть в человеке, то костная субстанция является чем-то совершенно неподатливым, отвердевшим до последней степени. Здесь более невозможны дальнейшие изменения; костная материя доведена до самой неподвижной формы.



Продолжив предыдущие рассмотрения, придем к заключению: кровь - это податливейшее орудие Я в человеке, нервы являются таковыми в меньшей степени, железы - в еще меньшей, а в костной системе представлено то, что достигло последнего пункта в своей эволюции, то, что представляет собой конечный продукт преобразований. Костная система сформирована таким образом, чтобы в итоге кости могли быть носителем и опорой мягкого организма, в котором, в свою очередь, жизненные и питательные процессы протекали бы так, чтобы кровь имела возможность правильно течь по своим путям, с тем, чтобы человеческое Я могло пользоваться ей как своим орудием.



Кто не исполнится высочайшим восхищением и благоговением, если, созерцая человеческий организм, попытается проникнуться мыслью: "Здесь, в костной системе, я вижу перед собой то, что проделало самые большие преобразования, прошло наибольшее количество ступеней, развилось в течение многих, многих эпох от низших ступеней в сегодняшнюю костную систему; и в итоге она образована так, что может быть крепким носителем, прочной опорой для Я". Как не преисполниться глубочайшим восхищением перед этим строением - человеческим организмом, обнаружив, что вплоть до образования отдельной кости в нем действует тенденция Я!



При таком рассмотрении человека выявляются два полюса физического существования, один из них - в системе крови как самом послушном (bestimmbar) органе Я, другой - в костной системе, являющейся по внешней форме и внутренней структуре самой твердой, неподатливой, наименее способной к изменениям и развившейся в этом качестве в наибольшей степени. Исходя из этого можно заключить: в костной системе физическая организация человека нашла свое конечное проявление, свое завершение, тогда как в сис теме крови она, в известном смысле, получает новое начало. Взирая на нашу костную систему, скажем: в ней мы чтим высшее завершение физической организации человека. И мы говорим, созерцая систему крови: нам явлено в ней новое начало, нечто, что могло начаться лишь после того, как ей предшествовали все другие системы. С костной системой дело обстоит так: первые зачатки, первые силы к образованию костной системы должны были уже присутствовать в организме прежде, чем начали развиваться система желез и нервная система, ибо они заняли соответствующие им места, определенные для них костной системой. В ней представлена старейшая из всех систем сил в человеческом организме.



Назвав систему крови и костную систему двумя полюсами, мы хотели этим образно выразить, что на них надлежит взирать как на две крайние противоположности человеческой организации. Система крови - подвижнейший элемент, он столь активен, что следует каждому побуждению нашего Я. А костная система - это нечто почти полностью отрезанное от влияния Я, нечто, куда мы более не можем проникать со своим Я, и тем не менее, уже в ее форме присутствует вся Я-организация. Таким образом, противоположность системы крови и костной системы даже чисто внешнему рассмотрению является такой же, как противоположность начала и завершения.



Изучая систему крови, постоянно следующую всем побуждениям Я, мы скажем себе: в подвижной крови поистине выражается человеческая жизнь. И взирая на костную систему, скажем: она символизирует все то, что отходит от нашей жизни и служит организму лишь опорой. Пульсирующая кровь есть наша жизнь; костная система, наш скелет - ведь он уже такой пожилой господин! - это то, что отошло от непосредственной жизни, то, что уже отошло от дел и хочет лишь служить опорой, лишь давать форму. Тогда как мы, органически, в наибольшей степени живем в нашей крови, в костной системе мы уже, в сущности, умерли. И я прошу вас рассматривать это выражение как лейтмотив для дальнейших лекций, ибо из него последуют важные физиологические наблюдения. В крови мы живем, в костной системе мы, собственно, уже умерли. Костная система подобна остову, она - наименее живое в нас, лишь остов, дающий нам опору.



Еще в начале этого курса лекций мы заметили, что человеку свойственна двойственность; теперь эта двойственность обнаружилась по-иному. С одной стороны, самое деятельное, самое живое - в крови, с другой стороны, все наиболее отдалившееся от органической деятельности, в сущности говоря, несущее в себе смерть - в костной системе. Наша костная система находит известное завершение (по крайней мере в своем формировании, хотя она и растет после этого) к тому жизненному периоду, когда Я-переживания начинают становиться активными.



До смены зубов на седьмом году жизни костная система в существенных чертах уже получает свою форму. Основное развитие костной системы приходится именно на то время, когда мы сами пока еще в наибольшей мере отделены от активности нашего Я. В этом периоде, когда костная система строит себя из темных подоснов и сил нашего организма, как раз и может совершаться большинство ошибок в питании. Именно в эти первые семь лет ошибки, допущенные в питании ребенка, могут оказаться особенно чреваты последствиями, сказывающимися на костной системе. Одним из последствий могут стать, например, ра-хитные заболевания, которые происходят, главным образом, от неправильного протекания питательных процессов в данном возрасте. Это происходит, к примеру, при потакании детям, когда им дается все возможное, чего бы они только ни пожелали. Так, мы видим, что на нашу костную систему воздействует то, что отстранено от Я.



Совсем иначе обстоит дело с системой крови, которая подвижно следует индивидуальной жизни, и более чем что-либо другое зависима от процессов внутренних переживаний. Это лишь род близорукости со стороны внешней науки - думать, что нервная система зависит от внутренних переживаний больше, чем система крови. Я хочу указать лишь на простейший вид влияния Я-переживаний на систему крови, имеющий место при чувстве стыда и чувстве страха, при которых кровь перемещается и в таком перемещении крови явно выражаются Я-переживания. И если столь сильно проявляются такие быстро проходящие процессы, то вы можете себе представить, как будут выражаться в подвижнейшем элементе крови длительные или привычные переживания Я. Нет такой страсти, влечения или аффекта, любого внутреннего переживания, появляющегося в нас как нечто привычное, или же как порыв, которое не переносилось бы на кровь. Все нездоровые элементы Я-переживаний проявляются в системе крови.



Всегда, когда мы хотим понять, что происходит ; в системе крови, важно не только интересоваться питательным процессом, но, главное, изучать душевные процессы, такие Я-переживания, как настроение, длительное переживание страстей, аффекты и так далее. При нарушениях в системе крови только лишь материалистическое мировоззрение уделяет внимание главным образом питанию; но ведь питание крови основано на питании физической системы, системы желез, нервной системы и так далее, и, в сущности говоря, питательные вещества поступают в кровь уже сильно профильтрованными. И если нарушения в крови происходят со стороны питания, значит, имеет место очень серьезное заболевание организма. Все душевные, все Я-процессы, напротив, воздействуют на кровь непосредственным образом. Таким образом, наша костная система более, чем все остальные системы, отдалена от процессов Я, а наша система крови соединена с ними в самой высокой степени. Костная система менее всего склонна следовать Я, хотелось бы сказать, она совершенно независима от Я, но, тем не менее, организована для Я.



Лишь одна небольшая часть костной системы составляет исключение в отношении недоступности для Я и являет нечто индивидуальное, это - черепные кости, особенно верхняя часть черепа. Этот факт дал повод к разным нелепостям. Вы знаете, что существует френология , которая исследует черепные кости. И хотя материалисты считают ее суеверием, несмотря на это она - по всеобщему обычаю нашего времени - мало-помалу приняла материалистический оттенок. Характеризуя френологию в общих чертах, можно сказать, что в формах черепа ищется проявление внутренних качеств Я, причем как бы выдвигаются общие положения и объясняется, что этот бугор означает одно, тот бугор - другое, и так далее. То есть человеческие свойства отыскиваются в различных буграх черепа. Таким образом в костной системе черепа френология ищет своего рода пластическое выражение Я.
Однако если дело ведется таким образом, даже когда ищутся видимые духовные проявления в строении отдельных костей, это все-таки нелепость. Ибо кто действительно является тонким наблюдателем, тот знает, что ни один человеческий череп не похож на другой и что никогда не будет возможно указать выпуклости или впадины, типические для того или иного качества, но каждый череп отличается от другого, в каждом черепе представлены разные формы.



Было сказано, что если кровь в своей активности в наибольшей степени следует нашему Я, то костная структура, будучи отдалена от него, следует Я в наименьшей степени. И очень примечательно, что, тем не менее, форма черепа и форма лицевых костей оказываются образованными в соответствии с Я, тогда как остальная костная структура является больше общетипической. Кто наблюдал строение черепа, знает: как верно то, что индивидуален сам человек, так же верно то, что индивидуально и строение его черепа. Как же происходит, что эта удивительная конфигурация черепа уже с самого начала образована в соответствии с отдельной человеческой индивидуальностью, если Я не имеет никакого влияния на костную структуру? Как происходит, что череп, который должен был бы развиваться так же, как и другие кости, у каждого человека иной? Почему так происходит?



Это происходит просто по той же причине, по которой вообще развиваются индивидуальные качества, а именно потому, что индивидуальная совокупная жизнь человека протекает не только от рождения до смерти, а во многих перевоплощениях. Наше Я в настоящей инкарнации не в состоянии влиять на строение черепа, но благодаря переживаниям в своей прошлой инкарнации оно развивает силы, которые в периоде между смертью и новым рождением определяют конфигурацию, форму черепа в этой жизни. Его форму определяет то, каким было Я в прошедшей инкарнации. Так что в строении нашего черепа представлено внешнее пластическое свидетельство того, как мы, каждый в отдельности, как индивидуальность жили и действовали в предыдущей инкарнации. Тогда как все другие кости выражают нечто общечеловеческое, череп в своей внешней форме выражает то, чем мы были и что делали в прошлой инкарнации.



Итак, крайне подвижная стихия крови определяется со стороны Я в этой жизни. Наши кости, однако, в теперешней инкарнации совершенно удалены от влияния Я, в том числе и череп, который также не может следовать Я. Череп, который некогда развился из мягкого зародышевого вещества, где Я могло еще воздействовать образующе, являет собой выражение того, какими мы были в прошедшей инкарнации. Некой всеобщей френологии не существует. Если мы вообще хотим принимать во внимание френологию, то она не должна быть схематизированной наукой, но ей следовало бы художественным образом и художественным способом изучать пластические особенности черепа. Нам следует относиться к нашему черепу как к произведению искусства. Мы должны видеть в нем прежде всего нечто индивидуальное, но такое индивидуальное, которое является выражением истории Я в предыдущей инкарнации.



Так, мы видим, что сама форма костной структуры черепа настолько далека от Я, что в настоящей инкарнации Я не имеет более влияния на череп. Но оно имеет такое влияние при прохождении человека между смертью и новым рождением, где Я, в известном смысле, снова воспринимает те силы, которые в предыдущей жизни были отдалены от него и которые под его влиянием строят костную систему и особенно череп для следующей жизни. Когда, высказываясь по поводу идеи перевоплощения, говорят, что это будто бы вещь вообще недоступная нашему разуму и что нужно только верить тому, что говорит духоисследователь, это неверно. На это можно возразить: "Вы могли бы осязаемо убедиться, что человеческое Я присутствовало в прошлой инкарнации; человеческий череп является осязаемым доказательством того, что человек жил в предыдущей инкарнации".



Кто находит парадоксальным, когда, исходя из того, как сформировано что-то внешнее, делается вывод, что нечто, бывшее ранее живым, придало форму этому внешнему, - кто с этим не согласен, тот также и не вправе вообще делать заключений о чем-то, бывшем прежде живым, если ему где-либо встретится нечто пластически оформленное. Кто не признает строго ло гическим вывод, что в индивидуальной форме черепа выражается конфигурация Я из ранних инкарнаций, тот не имеет права, найдя, например, на земле пустую раковину, сделать вывод, что внутри ее когда-то было живое существо.



Кто, исходя из мертвой раковины, делает заключение, что внутри ее было некогда живое существо, которое и сформировало раковину, тот не вправе отрицать логически равноценный вывод, что в индивидуальной форме нашего черепа представлено прямое доказательство воздействия прошлой жизни на жизнь настоящую. Здесь перед нами открывается окно, через которое проливается свет на идею реинкарнации в разрезе физиологии. Таких окон много, и чтобы они раскрылись перед нами, необходимо время. Если человек терпелив, и ждет, то он найдет пути и способы к получению доказательств. И тот, кто хотел бы отрицать присутствие логики в только что сказанном, тот должен бы также отвергнуть и всю палеонтологию, ибо она основана на таких же заключениях. Так, проникая в формы человеческого организма, мы можем объяснить их, исходя из его духовных основ.



См. также:
- Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 1-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 1-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 2-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 2-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 3-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 3-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 4-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 4-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 5-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 5-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 6-я лекция, часть 1

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Штайнер, оккультизм, эзотерика
Subscribe

Posts from This Journal “Штайнер” Tag

Buy for 100 tokens
Д.Г. Россетти. Дом Жизни. В 2 кн. + буклет (формат 70×90/16, объем 392 + 584 стр.). Желающие приобрести это издание могут обратиться непосредственно в издательство. Контакты издательства: ladomirbook@gmail.com; тел.: +7 499 7179833. Данте Габриэль Россетти (1828-1882) — выдающийся…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments