Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Александр Галич: "Я почти оптимист". Интервью журналу «Шпигель» (1973)

Александр Аркадьевич Галич (1918-1977) — русский поэт, сценарист, драматург, прозаик, автор и исполнитель собственных песен. Член Народно-трудового союза российских солидаристов (НТС). «Галич» — литературный псевдоним, составленный из букв собственных фамилии («Г»), имени («Ал») и отчества («ич»). Ниже размещено интервью Александра Галича журналу «Шпигель» (1973, № 38). Текст приводится по изданию: Заклинание Добра и Зла: Александр Галич — о его творчестве, жизни и судьбе рассказывают статьи и воспоминания друзей и современников, документы, а также истории и стихи, которые сочинил он сам.— Составитель, автор предисловия Н.Г. Крейтнер.— М.: Прогресс, 1991.



"Как видите, я почти оптимист"
Интервью журналу «Шпигель» (1973, № 38)

Ш. Г-н Галич, Вы предложили присудить Нобелевскую премию мира А. Сахарову, почему?

Г. Мы видим в Сахарове подлинного, настоящего борца за мир, демократию и права человека. Вручение ему премии будет признанием того, что сегодня в СССР идет борьба за соблюдение прав человека, свободу, мир. Он — символ всех советских людей, которые борются вместе с ним. Кроме того, это замечательный человек и большой ученый.

Ш. В последнее время усилилась критика советского руководства со стороны Сахарова, Солженицына, других Ваших единомышленников, да и с Вашей тоже. Почему именно сейчас?

Г. Мы хотим предостеречь всех людей сейчас, когда начинается процесс сближения между СССР и Западом. Хотим предостеречь их от чрезмерного воодушевления всякого рода высокими словами. Мы обеспокоены тем, что эти высокопарные слова, очень «правильные» слова, могут приниматься за чистую монету, между тем на деле за ними ничего не стоит. Знаете, слова, они, как валюта, должны обеспечиваться положением государства.

Ш. Какова, по Вашему мнению, связь между процессом международной разрядки и внутренним положением в СССР?

Г. Честно говоря, мы считаем, что кампании против всех нас происходили сходным образом. Думаем, что они идут не с самого верха. Полагаем, что в значительной мере это была «проба пера», проверка того, как западный мир будет реагировать на «закручивание гаек» в нашей стране.

Ш. А в чем причина этого обострения?

Г. Это — нелегкий вопрос. Разумеется, существует мнение, что сближение с Западом может сильно повлиять на людей незрелых и неустойчивых и вызвать беспокойство в стране. Начиная вести переговоры о сближении и т. д., мы всегда предупреждаем наше население, что это отнюдь не означает признания буржуазной идеологии. При этом некоторые горячие головы решают, что немедленно должно начаться наступление на лучших представителей советской интеллигенции.

Ш. Объясняются ли эти нападки тем, что в советском руководстве есть силы, которые недовольны успехом процесса сближения между Востоком и Западом?

Г. В сущности, я так не думаю. Конечно, всегда может существовать та или иная реакционно настроенная группа, которая видит в процессе сближения с Западом угрозу своему существованию, ей этот процесс удовольствия не доставляет...

Ш. ...и они ищут возможность его торпедировать?

Г. Возможно, возможно. Это вполне вероятно. Эта мысль приходила в голову и нам. В самом деле, существуют различные возможности торпедировать этот процесс. Кампания, которая была организована против Солженицына, Сахарова и других патриотов, может только повредить делу разрядки.

Ш. Солженицын недавно сравнил советские психиатрические клиники с газовыми камерами гитлеровских концлагерей. Подобные выступления ставят советское руководство перед необходимостью выбора: согласиться с критикой или выступить против ее авторов. Может быть, советские диссиденты хотят спровоцировать советское руководство?

Г. Нет, это исключено. В течение многих лет мы делали то, что понимали как свой долг перед государством. Однако мы никак не стремились спровоцировать на репрессии. Поймите, главное, к чему мы стремились,— это возможность открытого разговора. Наверное, вы читали публикации, направленные против Сахарова. В них такого разговора нет. Авторы забрасывают грязью известного ученого, чьих работ они, разумеется, не читали.

Ш. С другой стороны, Вы утверждаете, что разговор со «Шпигелем», подобный сегодняшнему, был бы невозможен пару лет тому назад?

Г. Весьма возможно.

Ш. Чем Вы объясняете тот факт, что до сих пор против Вас и Ваших друзей меры не принимались?

Г. Действительно, мы можем и сейчас продолжать критиковать власти и будем делать это до тех пор, пока это физически возможно. Советское руководство должно прислушаться к мнению мировой общественности, поскольку оно заинтересовано в дружественных отношениях с ФРГ, Англией, Францией и США.

Ш. Г-н Галич, когда Вы критикуете не только советское руководство, но и западную политику разрядки, не боитесь ли Вы, что Ваше мнение расходится с ожиданиями вашего народа?

Г. К сожалению, советский народ так долго живет в условиях отсутствия информации, так долго не имел возможности свободного формирования общественного мнения, что опасность, о которой Вы упомянули, определенно существует. И все же кажется, что, стучась в эту закрытую дверь, мы заставляли людей задуматься. Люди, которые до того времени не имели ни о чем представления, начали спрашивать: «Что за человек этот Сахаров? Что же он в самом деле написал? Что он сказал?»

Ш. Считаете ли Вы, г-н Галич, что возможны реформы советской системы? Если да, то какими Вы их видите?

Г. Непросто ответить на этот вопрос по телефону. Я думаю, что реформы возможны. Может быть, у этой системы не останется иной возможности. Я считаю также, что высшее советское руководство понимает это и пробует что-то сделать, хотя и неумело, беспомощно и с огромными ошибками.

Ш. То, о чем Вы говорите,— это, в сущности, «пражская весна» для СССР. Сможет ли Ваша страна перенести ее? Под силу ли это Вашей стране?

Г. Думаю, что да, хотя с уверенностью сказать трудно. Вероятно, найдется немало здоровых и честных сил, которые смогут извлечь из ошибок, представших теперь перед нашими глазами, конструктивные выводы и полезные уроки.

Ш. А каков отклик в СССР?

Г. В СССР, к сожалению, по-прежнему царит привычный страх и равнодушие. Только этим можно объяснить тот факт, что под нападками на Сахарова стоят подписи Шостаковича и Хачатуряна. Этот страх неосязаем. Это в общем-то страх перед любыми трудностями. Ведь ясно, что людей больше не хватают на улицах, никто не врывается в их дома. И однако, существует привычка: если власти рекомендуют что-то подписать, то надо подписывать.

Ш. А что касается страха перед общественным мнением?

Г. Не следует придавать слишком большого значения общественному мнению. Что, в сущности, означает общественное мнение для всемирно известного Шостаковича? Поймите, нас очень огорчили эти подписи.

Ш. Как, какими путями могут люди в СССР получать информацию о программе, идеях оппозиции?

Г. Вы знаете, они витают в воздухе. К сожалению, у нас нет средств печати, к сожалению, мы лишены возможности часто встречаться.

Ш. А самиздата, по-видимому, больше не существует?

Г. Нет, его почти нет. И все же, все же идеи распространяются. Есть радио, приемник стоит почти в каждой квартире.

Ш. Со стороны Запада поддержка часто приходит от людей, которые, бесспорно, являются антикоммунистами. Не беспокоит ли Вас эта помощь?

Г. Нет, нас это не беспокоит. От подлинно антикоммунистических сил помощь приходит так редко, что говорить о ней не приходится. Вместе с тем вряд ли можно назвать антикоммунистами Г. Бёлля, Г. Грасса, канцлера Крайского или В. Брандта.

Ш. Мы имеем в виду тех, кого Бёлль назвал «фальшивыми братьями».

Г. Я думаю, что братья есть братья. Несомненно, Генрих Бёлль — очень мужественный человек, которому мы очень благодарны за многое. Все же я думаю, что его термин «фальшивые братья» не вполне справедлив. Братья есть братья. При сегодняшнем положении дел важна любая поддержка, любой протест. Так считаем мы, и мы живем в этой стране. Здесь лучше видно, помогает или нет то или иное выступление. Как видите, я почти оптимист.

Перевод с немецкого Т. Антонян

_____________________

«Кампания писем в прессе внезапно прекратилась 8 или 9 сентября, но вскоре, уже более вяло, возобновилась с использованием совместного письма Галича, Максимова и моего в защиту чилийского поэта и коммуниста Пабло Неруды, смертельно больного, находившегося под домашним арестом после переворота Пиночета. Письмо * имело своей целью как-то смягчитъ трагическую обстановку в этой стране и отражало наше искреннее уважение к Неруде и беспокойство за его судьбу. Письмо было составлено в обычных вежливых выражениях со ссылкой на «объявленную вами (т. е. новой администрацией Чили) эпоху возрождения и консолидации Чили». По контексту было ясно, что авторы письма приводили заверения новой администрации для формального подкрепления своей просьбы и в качестве формулы вежливости, не присоединяясь к этим заверениям па существу и не давая своей оценки положения в Чили и намерений администрации. Однако в советской и просоветской прессе приведенные слова письма недобросовестно цитировались вне контекста, как якобы доказательство того, что поддерживаю и восхваляю «кровавый режим Пиночета». Это нечестное обвинение широко использовалось в 1973 году и многими потом, вплоть до самого последнего времени,— очевидно, по отсутствию аргументов для дискуссии со мной по существу».

Андрей Сахаров, Воспоминания, с. 536

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Галич, СССР, Сахаров, диссиденты
Subscribe

Posts from This Journal “Галич” Tag

Buy for 100 tokens
Д.Г. Россетти. Дом Жизни. В 2 кн. + буклет (формат 70×90/16, объем 392 + 584 стр.). Желающие приобрести это издание могут обратиться непосредственно в издательство. Контакты издательства: ladomirbook@gmail.com; тел.: +7 499 7179833. Данте Габриэль Россетти (1828-1882) — выдающийся…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments