Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Константин Богомолов: "Я бы проголосовал за Путина"

Телеведущая Софико Шеварднадзе обсудила с режиссером Константином Богомоловым фобии и комплексы, а также выяснила, почему он не делал громких заявлений об аресте Кирилла Серебренникова. Полностью материал можно прочесть на сайте журнала Esquire.



Софико: Тебе кажется, что он [Кирилл Серебренников - прим.] виновен?

Константин: Мне не кажется, что он виновен.

Софико: Но ведь история чудовищная, дичь?

Константин: Для меня ужасная, потому что человек, которого я хорошо знаю, которого люблю, оказывается в такой трагической ситуации.

Софико: У тебя не было мысли, что, возможно, будешь следующим?

Константин: Нет.

Софико: Мы все понимаем, что дело совсем не в растрате денег и не в чёрном нале, а как раз в том, что Кира делал. По той же схеме могут поймать любого режиссера в этой стране.

Константин: Секунду, стоп. По этой схеме не могут поймать любого режиссера в этой стране.

Софико: Очень многих! Очень многие получают деньги и расплачиваются безналом.

Константин: Ты уверена в этом?

Софико: Более чем! Фактически все режиссеры, которых я знаю, и киношные, и театральные, делают именно так.

Константин: Давай по порядку. Есть катастрофа с тем, как велись денежные дела, — ты согласна с этим?

Софико: Согласна. Но мне все равно кажется, что это предлог.

Константин: Это не предлог, это, может быть, способ воздействия на другие вещи. Например, не нравится идеологическая позиция — находят финансовое преступление. Финансовое преступление находят, но атакуют идеологическую позицию. У других персонажей тоже могли бы найти, но у них не находят, а у этого человека — находят. Давай скажем, что действительно некоторый в нашей среде был п*** (ужас. — Esquire) с точки зрения взаимодействия с финансовыми потоками. Многие либеральные журналисты про меня начинают писать большими буквами: «Почему он молчит?» А потому что если человека берут в заложники, то вызволять его надо переговорами, а не ковровым бомбометанием. Или вы хотите поглубже его усадить в плен? Тогда начинайте ковровое бомбометание, наброс говна на вентилятор. Это я с самого начала говорил. Навредил Кириллу больше всего, на мой взгляд, всеобщий вопль вместо конкретных точечных переговоров. В итоге появляется на «Медузе» письмо продюсера, которая рассказывает, что они сожгли всю документацию за 3 года (речь идет о письме Екатерины Вороновой, объявленной в розыск по делу «Седьмой студии». В письме она признает, что финансовые дела велись не безупречно, но ни о каких хищениях речи быть не может. — Esquire). И что теперь с этим делать? Да, мы понимаем, что к Кириллу цепляются по другим причинам, но давайте быть немножко адекватными и понимать, что бороться за человека надо умно, а мы боремся как идиоты. Мы все валим в кучу — а они нам бумажку. Обналичивание было? Было. Незаконно? Незаконно. Тяжелое преступление? Тяжелое. Мой пафос заключается в том, что бороться за человека в этой ситуации надо принципиально по‑другому.

Софико: Исчерпывающий ответ.

Константин: А вместо этого ты оказываешься в толпе кликуш, и если ты не провопил с ними какой-то общий набор лозунгов и вы все не зачекинились в нужном месте, то тебя еще сожрут с говном. И мне кажется, что очень многие из вопящих просто селфятся на этом фоне, получают удовольствие, наращивают значимость немножко. Забежали на баррикады, обняли друг друга, постояли, подтвердили друг другу, что все п*** (все плохо. — Esquire), и пошли дальше. Кирилл — совершенно трагическая в этой ситуации фигура, которому, оказывается, адвокаты запрещают говорить, который пытается доделать миллион работ. Для любого художника это главное. А там стоит толпа, которая скандирует. Мне почему-то кажется, что он искренне хотел бы им сказать… Ну, ты понимаешь, о чем я. Эти полгода для меня связаны с личным проживанием и переживанием того, что я всем своим мозгом, сердцем, интуицией, опытом знаю, что они забивают гвозди в крышку, и ничего нельзя сделать с этими воплями, с этой бездарной, неправильной тактикой борьбы за конкретного человека, который попал в беду.

Софико: Ты пошел бы на какие-то тайные переговоры, чтобы никто не знал?

Константин: Абсолютно и безусловно. А вот «Нуреев» для меня совершенно отдельная история. Чьей-то трусости, непонимания, неприятия вкусового. Слава Богу, он выходит. Слава Богу, нашлись люди, которые яростным своим участием добились этого.

Софико: Тебе он понравился?

Константин: Не комментирую. Спектакль абсолютно сделан со смыслом. Там ничего провокативного, нет попытки эпатажа, и фотографии, о которой говорили, нет. Просто Кирилл знал, что это последний спектакль, единственный, и ради шутки мелькнула на секунду эта фотография в каком-то совершенно обрезанном виде. Не было там голого члена во всю сцену! Даже если занять позицию тех людей, которые Кирилла, условно, мочат, — я не верю, что они такие идиоты, чтобы закрывать спектакль. Зачем?

Софико: То есть это просто стечение обстоятельств?

Константин: Стечение слабости, трусости, страхов, вкусовых каких-то вещей, а может быть, и только вкусовых. Но мешать это все в одну кучу я не хочу и не буду. Это неправда. Это не дает трезво смотреть на картину.

Софико: Я очень рада, что мы про это поговорили и ты ответил не только на мои вопросы, но и на те, которые перед тобой ставила общественность. Но еще, помнится, тебя спрашивали: почему, когда все твои коллеги надрывают себе связки, критикуя власть, ты этого не делаешь?

Константин: Не делаю и не буду делать.

Софико: Потому что это помешало бы твоему творчеству? Или потому что нет потребности и тебе наплевать?

Константин: Я тебе скажу такую вещь отвратную: потому что в последние годы нет людей, с которыми я мог бы солидаризироваться. А если я выскажусь, то со мной солидаризируется множество людей, которые мне крайне неприятны, и я не хочу оказаться в этой компании.

Софико: Только из-за этого ты молчишь?

Константин: Конечно же, и потому, что мне важно делать свою работу. Я за эти годы не испытывал никаких ограничений. У меня не было случаев цензуры, какого-то наезда. Хотя в любом случае ты регулярно, ежедневно я сталкиваюсь со страхом — страхом людей, которые участвуют в спектакле; страхом людей, которые принимают спектакль; страхом людей, которые его финансируют. Но это преодолимые вещи. Я с этим страхом сталкиваюсь и в Европе. Там тоталитарность может проявляться в одном, здесь в другом. Там существует страх, и здесь страх. Там самоцензура, и здесь самоцензура. По разным поводам, но они присутствуют однозначно. Ты там тоже не свободен. Я просто чувствую запах страха, который исходит от этих западных людей, как только ты нарушаешь какие-то границы.

Софико: Скажи, если Владимир Владимирович (гипотетически) решит наградить тебя орденом, ты с удовольствием его примешь?

Константин: Я его приму.

Софико: С удовольствием?

Константин: Я не тот человек, который испытывает удовольствие от принятия грамоты, ордена и прочих вещей. Но приму однозначно, точно. И если буду считать, что этот орден заслужен, — с благодарностью. Вообще, я считаю, что эта система не находится для меня в зоне нерукопожатности. Я считаю, что внутри этой системы можно действовать и добиваться того, чего ты хочешь; можно приносить пользу и добро. Скажем так.

Софико: Есть люди, которые ходят на каждые выборы, им это важно — как-то выразить свою гражданскую позицию. Условно, если бы ты был таким человеком, ты бы проголосовал за Путина или за Ксюшу?

Константин: Только две кандидатуры?

Софико: Других нет.

Константин: У меня есть опция не приходить на выборы?

Софико: Нет.

Константин: А испортить бюллетень?

Софико: Нет.

Константин: За Путина. У тебя есть вопросы?

Софико: Нет.

Константин: В этой ситуации да, вот так. Я думаю, что очень круто было бы найти того, кто мог бы осуществить какую-то трансформацию, переход власти, которая сейчас вся завязана, заточена на одного человека. Но кто должен найти? Мне кажется, общество должно найти. Но похоже, что мы не очень этого хотим. Это не власть инертна, это мы инертны.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Константин Богомолов, Серебренников, театр
Subscribe

Posts from This Journal “Константин Богомолов” Tag

promo philologist декабрь 1, 02:08 1
Buy for 100 tokens
Робин Гуд / Изд. подг. В.С. Сергеева. Пер. Н.С. Гумилева, С.Я. Маршака, Г.В. Иванова, Г.В. Адамовича и др. — М.: Наука; Ладомир, 2018. — 888 с. (Литературные памятники). Желающие приобрести это издание могут обратиться непосредственно в издательство. Контакты издательства:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments