Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Михаил Несин. "Ранние известия о новгородских тысяцких (до конца XII в)"

Несин М.А. Ранние известия о новгородских тысяцких (до конца XII в) // Несин М.А. Институт новгородских тысяцких В XII-XV вв. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. - Воронеж, 2017.



Ранние известия о новгородских тысяцких (до конца XII в).

Новгородские тысяцкие играли важную роль в жизни вечевого Новгорода XII–XV вв. Однако, многие важные проблемы, связанные с институтом новгородских тысяцких, до сих пор не получили комплексного исследования. Например, учеными до сих пор специально не рассматривались первые упоминания тысяцких в дошедших до нас источниках. Поэтому до сих пор в историографии встречаются разные точки зрения о появлении тысяцких. Так, В.Л. Янин относит учреждение должности новгородских тысяцких уже к концу XII столетия, а первым новгородским тысяцким считает занимавшего в те годы этот пост Миронега, первого тысяцкого, упомянутого в новгородском летописании и в составленных новгородцами списках тысяцких. Однако, О.В. Мартышин указал на упоминание новгородского тысяцкого в Лаврентьевской летописи еще под 1137 г. В.В. Мавродин и И.Я. Фроянов, напротив, писали, что о возглавляемой тысяцким новгородской тысяче летописи впервые сообщают еще под 1015 г.

В данной главе мы последовательно рассмотрим все ранние упоминания тысяцких, вплоть до конца XII в., когда должность тысяцкого занимал житель Прусской улицы Миронег, достоверно известный из новгородского летописания и списков тысяцких. В ходе исследования мы выявим первые достоверные сведения о новгородских тысяцких, а также проанализируем социальную сущность этого института в указанный период времени. Самой ранней датой, под которой упоминается новгородский тысяцкий, является 989 год — год крещения Новгорода. Речь идет об известном уникальном известии В.Н. Татищева о тех событиях, в котором фигурирует новгородский тысяцкий Угоняй, возглавивший сопротивление новгородцев киевским властям, и призывавший их не изменять вере предков: ―Тысяцкий новгородский Угоняй, ездя повсюду, вопил: «Лучше нам помрети, неже боги наша дати на поругание». Как мы видим, он предстает перед нами местным должностным лицом, связанным с горожанами. Совсем не таким предстает в этом известии новгородский посадник, воспитанный при Владимире (т. е. происходящий из южнорусской дружины) и поддерживающий киевскую христианизацию города: «Воробей же посадник, сын Стоянов, иже при Владимире воспитан и бе вельми сладкоречив, сей идее на торжисче и паче всех увесча. Идоша мнози, а не хотясчих креститися воини влачаху и кресчаху, мужи выше моста, а жены ниже моста».

Это, кстати, вполне соответствует характеру тамошнего посадничества до второй половины XI века, ведь до этого времени новгородцы не избирали посадников, киевские князья сами присылали им своих бояр. Да и сами описанные В.Н. Татищевым события крещения подтверждаются на основе археологических данных. В своей монографии о «Татищевских известиях» П.П. Толочко, не разбирая аргументации В.Л. Янина, в сноске процитировал скептические замечания А.В. Назаренко о достоверности данного рассказа о крещении Новгорода. Однако, как справедливо заметил С.Н. Азбелев, привлеченные В.Л. Яниным археологические данные свидетельствуют в пользу достоверности данного известия. Впрочем, М.Н. Тихомиров полагал, что ряд имен в этих событиях, гораздо более характерных уже для эпохи Московской Руси, когда была составлена привлеченная В.Н. Татищевым уникальная Иоакимовская летопись, мог носить легендарный характер. К ним он относил имена посадника Воробья сына Стоянова, тысяцкого Угоняя и жреца Богумила. С ним солидарен и современный исследователь С.Н. Азбелев.

Однако, следует заметить, что из этих имен нетипично для домонгольского времени лишь имя тысяцкого Угоняя — оно дано в форме глагола, что в то время не практиковалось. В этой связи, вполне возможно, что тысяцкий Угоняй — позднее придуманный, легендарный персонаж, тем более, что в татищевском известии есть деталь, никак не соответствующая концу X века. Речь идет об упомянутых в нем торжищах на Торговой стороне: «Мы же (киевляне) стояхом на торговой стране, ходихом по торжисчам и улицам, учахом люди, елико можахо». То, что под этой стороной подразумевается именно привычная под этим именем правобережная часть, несомненно из дальнейшего контекста повествования — жители этого района «оного» пола, стороны, в самом деле оказались впоследствии самыми ярыми противниками христианизации: «Народ же оноя страны, разсвирипев, дом Добрынин разориша, имение разграбиша, жену и неких от сродник его избиша». В то время, как по–видимому, Торг переместился на правый берег не раньше XI века (которым там датируются древнейшие слои), а до этого находился на левобережном Подоле. Поэтому Торговой правобережная сторона тогда слыть не могла. Это уже реалии позднего времени. Значит, и тысяцкий с нетипичным для домонгольской эпохи именем, тоже мог быть придуман позднее описываемых событий.

Под 1016 годом в младшем изводе НIЛ упоминается «вои славных тысяча», перебитая Ярославом Мудрым за руководящую роль в убийстве нанятых князем варяжских наемников, которые настолько обнаглели от щедрых княжьих «кормов», что стали насиловать замужних новгородских женщин: «ославъ кормяше Варягъ много, бояся рати; и начаша Варязи насилие деяти на мужатых женахъ. Ркоша новгородци: «сего мы насилья не можемъ смотрити»; и собрашася в нощь, исекоша Варягы в Поромоне дворе; а князю Ярославу тогда в ту нощь сущу на Ракоме И се слышавъ, князь Ярославъ разгневася на гражаны, и собра вои славны тысящу, и, обольстивъ ихъ, исече, иже бяху Варягы ти исекле; а друзии бежаша изъ града». (В Новгородской IV летописи и в Лаврентьевском списке ПВЛ эта избитая воев славных тысяча значится как «нарочитые мужи»). Что скрывается под эти выражением, до сих пор не ясно. В. В. Мавродин и И. Я. Фроянов видят здесь древнейшее упоминание новгородского ополчения – тысячи, территориальной–военно–административной единицы в древней Руси, охватывающей весь город и ведущее, по мнению этих ученых, свое происхождение в глубокой древности. М.Б. Свердлов предлагает видеть в них воинов со Славна, представителей правобережной территории. В. Н. Татищев, С. М. Соловьев и А. В. Петров сочли это числом избитых (нарочито преувеличенными, конечно, чтобы создать сильное впечатление от убийства).

Думается, последняя версия более соответствует контексту известия. Ведь жители Славенского конца назывались славляне, но никогда славными. Не убеждает нас и идея видеть здесь новгородскую тысячу — ведь в таком случае летописец бы не написал ее в винительном падеже. А вот ставить числительное в конце предложения после подлежащего и сказуемого для древнерусской грамматики было в порядке вещей. Скорее всего, идет речь о тысяче славных воинов. Естественно, тысяча воинов (особенно в первые десятилетия существования Новгорода) слишком большое число для реального числа боярских семей, тем более, что и убили то не всех нарочитых мужей — некоторые сбежали. Но новгородский летописец — а известие восходит к древнейшему новгородскому своду, вероятно, составленного в 1050 году – мог в самом деле нарочно преувеличить число убитых, специально акцентируя внимание на жестокости князя по отношению к славным новгородским воинам, готовым было воевать за него с Киевом, но убитым за то, что не потерпели нанятых им пришлых насильников. Так что о новгородской тысяче в этом известии речи, по нашему убеждению, не идет. И относить его к числу ее надежных упоминаний не стоит.

Первое упоминание о новгородской децимальной системе находим в летописном упоминании сотского Ставра под 1118 годом. Этот сотский в числе всех новгородских бояр в тот год был вызван в Киев Владимиром Мономахом. Но если значительная часть была приведена к присяге на кресте, то часть (а как мы узнаем из берестяных грамот, связанная с Людиным концом), была арестована. Среди последних был, согласно новгородскому летописанию, и Ставр, в последствии – герой знаменитой новгородской былины. Это летописное известие демонстрирует господствующее положение боярства в Новгороде — ведь князь вызвал в Киев всех новгородских бояр и за антикиевскую позицию Людина конца были поголовно арестованы представители местной знати, как фактические правители города. Но оно весьма важно с точки зрения социального статуса руководителей децимальной системы.

В свое время В.Л. Янин предположил, что город изначально делился на боярские концы и небоярские сотни во главе с сотскими и тысяцким, которых, в отличие от посадников, до XIV в. избирали из небоярской среды. При этом тысяцкие и сотские были связаны с князьями, а посадники — нет и возглавляли боярскую антикняжескую борьбу. Однако, как мы уже отмечали, внимательный анализ источников подвергает сомнению такое социальное деление города и свидетельствует об общегородском распоряжении судьбами посадничества, сотских и тысяцких. Кроме того, сотских из бояр избирали — тот же Ставр был из бояр. Существует упоминание должности новгородского тысяцкого в уставной грамоте Всеволода Мстислаича на Опоках. Грамота была составлена от имени Всеволода– Гавриила, правившего в Новгороде до 1136 г. Но тем не менее, впоследствии его текст потерпел значительные изменения и его датировка вызывает споры. Поэтому не исключено, что упоминание тысяцкого здесь — поздняя вставка.

Под 1137 годом в Лаврентьевской летописи мы встречаем первое надежное упоминание новгородского тысяцкого Константина, который принимал с новгородцами решение пригласить в Новгород на княжение Всеволода Мстислвича, сидевшего на княжении в южнорусском городе Вышгороде : «и поидоша по плесковичи и сдумавше новгородци с Коснятиномъ тысяцкимъ, а из Плекскова Жирята с ыною дружиною». Новгородское летописание также сообщает, что Всеволод был приглашен на новгородское княжение «новгородьскыми и пльсковьскыми мужи, приятели его». (Новгородская IV летопись добавляет: «Жирятою, и приятели его») Отметим, что новгородцы не посоветовались с новым посадником, Якуном Мирославич, который был выше Константита по должности. Это, очевидно, объясняется тем, что сторонников Всеволода Мстиславича в городе было не большинство. Перед этим, 17 марта 1137 г. из Новгорода на юг к нему убежал посадник Константин Микульчич с несколькими своими единомышленниками, после чего посадничество занял Мирослав Гюрятинич, видимо, не являвшимся столь ярым приверженцем оного князя.

При том, князь Всеволод сперва прибыл из Вышгорода во Псков. Вероятно, он не был уверен, что в Новгороде его поддерживает весь город. Так и случилось: «И яко услышано бысть се, яко Всеволодъ Пльскове... ми мятежь бысть великъ Новегороде: не въсхотеша людье Всеволода». Сторонников князя в городе было сравнительно мало. Им пришлось бежать из Новгорода к нему во Псков. Их дворы новгородцы взяли на разграбление - «Къснятинъ, Нежятинъ». Не о том ли самом Константине тысяцком идет речь? Правда, это имя упомянуто без титула. Вероятно, Константин был лишен должности в ходе мятежа, тем более, что он бежал из города и не мог бы теперь участвовать в его управлении. О.В. Мартышин счел Константина княжеским дружинником, хотя никаких доказательств тому не существует, тем более, что в то время даже посадники уже выбирались вечем из местной среды.

Следующий упомянутый новгородский тысяцкий — это Миронег, новгородский тысяцкий конца XII в. В списках новгородских тысяцких Миронег значится первым. Он также является первым новгородским тысяцким, упомянутым в местном летописании. Поэтому, по мнению В.Л. Янина, до него должности тысяцкого в Новгороде не существовало вообще. Само учреждение должности тысяцких ученый связал с особой политической реформой тех лет. Однако, поскольку еще более чем за полвека до Миронега в Лаврентьевской летописи значился тысяцкий Константин, то этот институт в Новгородской земле появился раньше. Под 1185 г. НIЛ упоминает имя Миронега, но без титула тысяцкого в связи
с закладкой каменной Вознесенской церкви на Прусской улице в присутствии князя и епископа: «въ то же лето Милонегъ заложи церковь камяну святого Възнесения, при архиепископе Илии, а князи Мьстиславе Давыдовици». А под 1191 годом, сообщая об освящении этого храма, называет Миронега тысяцким «Томь же лете святи церковь боголюбивыи архепископъ Гаврила святого Възнесения, създана Милонегомь тысяцьскымь».

В HIIIЛ и НIVЛ он, впрочем, назван тысяцким еще под 1185 г. Но под 1191 г. ни он, ни церковь в этих источниках вообще не упомянуты. Да и известие под 1185 г. в целом носит более лапидарный характер — не сообщено о присутствии на закладке храма владыки и князя. Но НIVЛ и Н HIIIЛ были составлены позднее НIЛ. Вероятнее всего, летописцы для простоты просто пояснили, что это тот самый Миронег, который был тысяцким во время освящения храма. Но это не стоит понимать, что еще в 1185 г. он эту должность успел занять. Ведь тогда в НIЛ в связи с присутствием князя его бы под этим титулом указали. Значит, тысяцким он уже, скорее всего, стал после закладки храма (иначе бы летописец непременно упомянул его должность, в связи с присутствием при закладке уличанской церкви самого князя), а значит, Миронег строил его за свой счет, что обычно было боярским делом (купцы возводили храмы в Новгороде не в одиночку, а коллективно — например, храм Параскевы-Пятницы на Торгу, построенный на средства купцов, ведущих «заморскую торговлю» и ставили их на Торгу, а не на улицах). Это дополнительно склоняет к мысли о том, что новгородских тысяцких и до XIV в. избирали из боярской среды.

Но уже в договоре Новгорода 1189–1199 г.133 с Готским берегом значится имя другого тысяцкого Якова (см. Приложение № 1. № 4): «Се язъ князь Ярославъ Володимеричь, сгадавъ с посадникомь с Мирошкою, и с тысяцкымъ Яковомь, и съ всеми новгородъци, потвердихомъ мира старого с посломь Арбудомь, и съ всеми немьцкыми сыны, и съ гты, и съ всемь латиньскымь языкомь»134. Тысяцкий Яков стоит там последним в списке должностных лиц, после князя Всеволода и посадника Мирослава. Трудно сказать, почему он так быстро сменил Миронега. Не исключено, что это связано с тем, что пришедший к власти в 1189 году неревский посадник Мирошка Нездинич способствовал усилению позиций Неревского конца и снятию с главных постов в государстве представителей соперничающей прусской группировки. В то же время, если принять нижнюю хронологическую границу составления документа - 1189 г., не стоит исключать, что Яков занимал должность тысяцкого до Миронега, фигурировавшего как тысяцкий лишь в 1191 г.

Кроме того, в 1190–х гг. в НIЛ есть несколько упоминаний о новгородских сотских, игравших важную роль в княжеских переговорах, минуя тысяцких. В 1196 году посадник Мирошка, Борис Жирославич и сотский Микифор ездили в качестве новгородских послов во Владимир на Клязьме к Всеволоду большое Гнездо, «просяче сына» на княжение в Новгород. А на другой год «идоша из Новагорода передии мужи сочьские и пояша [одного из сыновей Всеволода] Ярослава» (В НIVЛ добавлено, что кроме сотских шли прежние мужи — т. е. посадник и Борис Жирославич). Почему сотским, минуя тысяцких (а в первом случае — самого посадника!) достается такая честь? Не потому ли, что сотские, как главы сотен, выступали не просто представителями администрации, но и должностными лицами определенных территорий, составлявших их сотни? А поскольку в ту пору в Новгороде шло соперничество между сторонниками и противниками Владимиро–Суздальской ветви князей, то они были особенно актуальны.

Иначе как объяснить, что в обоих посольствах присутствовало вовсе не титулованное лицо — Борис Жирославич, который, тем не менее, явно играл одну из виднейших ролей во взаимоотношениях с этой княжеской ветвью, служа в Новгороде авторитетным представителем определенной партии. (Интересно в этой связи и известие Ипатьевской летописи о том, что еще в 1178 году князь Мстислав Удатный арестовал местных сотских, не хотевших вокняжения его сына Бориса. Надо полагать, что в Пскове тоже уже в ту пору была система местных сотских, которые, управляя на местах сотнями, имели иногда сильное влияние на настроения псковичей. Новгородский сотский Ставр в свое время, как мы видели, оказался во главе межрайонной усобицы). Важно и то, что сотские во втором известии НIЛ прямо названы, как передние мужи, т. е., представители знати. Таким образом, до XII в. ни о тысяче, не о тысяцких, ни о сотских в Новгороде мы ничего не знаем. Но в первой половине ХII века сотские уже избирались из числа новгородских бояр.

Судя по Миронегу, тысяцкие тоже были из знати. Другое дело, что не сохранилось ни одного известия, где сотский и тысяцкий выступали в качестве членов общей организации, и тысяцкий отдавал сотским распоряжения. По-видимому, в Новгороде XII-XIII вв. старинная децимальная организация претерпела сильные изменения и тысяцкий (вопреки распространенному мнению, поддерживаемому не только В.Л. Яниным, но и его оппонентами — И.Я. Фрояновым и А.Ю. Дворниченко) — уже не имел прямого отношения к сотенной организации и непосредственным руководителем сотских не являлся. Правда, до XII в., по-видимому, был период, когда тысяцкий все же возглавлял сотни. Примечательно, что во Пскове, который в течение нескольких веков до этого подчинялся Новгороду, так должность тысяцкого и не возникла. Не потому ли, что он поначалу управлялся новгородским тысяцким? Это, в свою очередь, заставляет предполагать наличие должности тысяцкого в Новгороде до XII столетия.

Если в других землях Киевской Руси тысяцких и сотских назначали из княжеских дружинников, то в Новгороде эти должности занимали местные бояре. В то же время, как доказал В.Л. Янин, новгородские бояре прочно прибрали к рукам посадничество еще в конце XI в, которое прежде закреплялось лишь за княжескими людьми, киевскими дружинниками. Вполне возможно, что та же участь последовала и более низшие должности тысяцкого и сотских. О времени и обстоятельствах появления на Руси децимальной системы (и соответственно — стоящих во главе нее должностных лиц — сотских и тысяцких) прямых данных нет. Поэтому на сегодняшний день на сей счет нет единого мнения. Например, И.Я. Фроянов и А.Ю. Дворниченко полагают, что эта система восходит к глубокой древности, зародившись еще при родо–племенном строе, наподобие сотенной и десятичной системы у иных индоевропейских народов. В. А. Кучкин, наоборот, придерживается мнения о том, что она возникла уже в государственный период, в качестве удобной системы управления в крупных городах и областях.

Близкую точку зрения применительно к Новгородской земле высказал В.Л. Янин. Должности сотских, по его мнению, в Новгороде установили князья Рюриковичи, для управления подотчетными им простонародными городскими сотнями, возникшим позднее боярских концов. А тысяцкое по версии ученого, появилось лишь в 1191 г., тоже по княжеской инициативе, для более эффективного управления сотенной системой разрастающегося города. И хотя, как мы видели выше, тысяцкий в Новгороде на самом деле упомянут еще под 1137 г., — в целом вопрос о времени и обстоятельствах генезиса децимальной системы в Новгороде и на Руси до сих пор не решен. Было ли это архаичное учреждение, уходящее корнями в недра родового строя, или появилось уже в территориальном обществе, по инициативе киевских князей? В тоже время, в Киеве на рубеже X–XI вв. упомянуты десятские в числе важных должностных лиц на пиру у князя.

А потом нигде на Руси больше эта должность не упомянута. Это свидетельствует в пользу древности децимальной системы, отсылающей нас ко временам родового общества, когда деления на десятки было еще актуальны. В дальнейшем, при усложнении общественной организации, такое членение стало не нужным от него, со временем, и вовсе отказались, оставив только сотских и тысяцких. Кроме того, сотенное деление в том или ином виде сохранится и в Московской Руси — в войсках, и в посадских общинах. Не исчез к тому времени и термин «тысяцкий», означавший теперь, впрочем, отнюдь не каких-либо должностных лиц, а ритуальную почетную должность на русской свадьбе. А вот термин «посадник» исчез вместе с посадничеством. Это позволяет допустить, что исконное происхождение децимальной системы все–таки архаично. Поэтому даже на фоне различных перемен в общественном строе, связанные с нею понятия все равно сохраняются в традиционном средневековом обществе, приобретая, правда, временами совершенно новое значение. Как мы увидим ниже, и сотские, и тысяцкий и система сотен сохранят важное значение в жизни города и Новгородской земли.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Валентин Янин, Великий Новгород, Древняя Русь, Сергей Азбелев, Татищев, история
Subscribe

Posts from This Journal “Великий Новгород” Tag

promo philologist october 15, 15:20 14
Buy for 100 tokens
Дорогие друзья! Меня номинировали на профессиональную гуманитарную и книгоиздательскую премию "Книжный червь". На сайте издательства "Вита Нова" сейчас открыто онлайн-голосование на приз читательских симпатий премии. Если вы хотите, то можете меня там поддержать:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment