Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Ефим Курганов. "О значении паузы в анекдоте"

Первая публикация: Е. Курганов. Похвальное слово анекдоту. - СПб., 2001. Изд. Журнала «Звезда». С. 17-24.

Ефим Курганов - доцент кафедры русской литературы Хельсинкского университета. Автор следующих книг: “Литературный анекдот пушкинской эпохи” (Хельсинки , 1995), “Анекдот как жанр” (СПб., 1997), “Опояз и Арзамас” (СПб., 1998), “Сравнительные жизнеописания. Попытка истории русской литературы” (2 тома; Таллин, 1999), “Василий Розанов и евреи” (СПб., 2000),и “Лолита и Ада” (СПб., 2001), “Похвальное слово анекдоту” (СПб., 2001), “Роман Достоевского “Идиот”. Опыт прочтения” (СПб., 2001), “Анекдот-символ-миф” (СПб., 2002) и др.



Крылов и Гнедич. (Гнедича атрибуировал Андрей Чернов) Рисунок О.А.Кипренского. Ок. 1816. (с) nestoriana.wordpress.com

О ЗНАЧЕНИИ ПАУЗЫ В АНЕКДОТЕ

Анекдот практически всегда ассиметричен, что как раз во многом и придает ему совершенно особую прелесть. В анекдоте все происходит очень быстро, на бешеных скоростях, и асимметричность только подчеркивает производимый эффект, делает еще более выпуклыми неожиданность и непредсказуемость, заложенные, запрограммированные в анекдоте. Как правило, остановка происходит во время долгого пути, и это обстоятельство никакого изумления не вызывает, ибо такая остановка представляется совершенно естественной, ожидаемой и даже необходимой. А вот анекдот строится таким образом, чтобы непременно вызывать изумление. Без изумления нет анекдота. И когда на кратком, предельно сжатом пространстве практически неизбежно возникает предфинальная заминка, то это очень ощутимо, структурно ощутимо и каждый раз резко обращает на себя внимание.

Короткий текст обычно как бы не предполагает сильной, динамичной паузы, а вот в анекдоте она тем не менее возникает практически неизменно. И жанр, который так любит, чтобы подвластные ему тексты нарушали инерцию читательских и слушательских ожиданий буквально вклинивались в разговор или в повествование, от такой предфинальной паузы только выигрывает.

_______________________

Буквально перед самым финалом, перед тем , как начинант стремительно вводиться в действие пуанта (острие анекдота), как раз и возникает пауза, которая члени текст анекдота на две неравные части. Пауза эта означает перелом в развертывании анекдота, она смыслоразличительная, отсюда ее резкость и. так сказать. структурность. Фактически происходит не остановка, а именно членение текста, означающее смену смысловых, психологических, стилистических координат:

«Была у него (И.А.Крылова – Е.К.) однажды рожа на ноге, которая долго мешала ему гулять, и с трудом вышел он на Невский. Вот едет мимо приятель и, не останавливаясь, кричит ему: «а что рожа. Прошла?» Крылов же вслед ему: (долгая пауза – Е.К.) «Проехала!» (1).

Предфинальная пауза в анекдоте есть своего рода задержка дыхания перед итоговым взрывом, она подготавливает конечный результат, делает финальный взрыв особенно мощным и оглушительным. Как правило, такая пауза, в силу своего переходного характера, начинается очень резко, она как бы обрывает взятый ритм, дабы перевести разворачиваемый текст в новое ритмическое и смысловое измерение:

«Как-то Дюма-отца спросили, что он думает о так называемых супружеских узах
- Супружеские узы, - ответил Дюма-отец, - так тяжелы, что их можно нести только вдвоем, а иногда и (долгая, а главное резкая пауза – Е.К.) втроем» (2).


Паузы в анекдоте могут быть разные по своей функции и общему значению. Зачастую они вполне локальны и семиотически не выделены Не буду сейчас углубляться в детали и вариативные ситуации. Главное вот что: есть одна структурнообразующая пауза. Она не просто готовит неожиданный финал, но еще и проводит стилистический что ли водораздел.
Персонажи анекдота зачастую говорят как бы на разных языках, они то не понимают друг друга (анекдоты о дураках), то не хотят понимать (прикидываются не понимающими (анекдоты о шутах). На этих двух принципиальных возможностях нередко строится игра словами в анекдоте:

Жена Педрилло была нездорова. Ее лечил доктор, спросивший как-то Педрилло:
- Ну что, легче ли жене? Что она сегодня ела?
- Говядину. – отвечал Педрилло.
- С аппетитом? – полюбопытствовал доктор.
- Нет, с (пауза – Е.К.) хреном, - простодушно изъяснил шут» (3);


Однажды князь А.С.Меншиков, в числе других, сопровождал императора Николая Павловича в Пулковскую обсерваторию. Не предупрежденный о посещении императора, главный астроном Струве в первую минуту смутился и спрятался за телескоп.
- Что это с ним? – спросил государь.
- Вероятно, ваше величество, - ответил Меншиков, указывая на знаки отличия свиты, - он испугался, увидев столько звезд (пауза – Е.К.) не на своем месте (4).


Так вот, переход от одной системы значений к другой в анекдоте осуществляется в большинстве случаев через смыслоразличительную паузу, которая служит водоразделом значений. .Это очень хорошо видно в следующем анекдоте об величайшем острослове адмирале А.С. Мешникове, в котором обыгрывается переход от морской к больничной лексике:

Старому Пашкову был дан орден святого ндрея Первозванного. Все удивились, за что.
- Это за службу по морскому ведомству – он десять лет не сходил с (пауза – Е.К.) судна (5).


А вот, например, переключение в анекдоте с литературной на тюремную лексику:

- Знаешь, выпустили Майн Рида.
- Да, теперь многих (пауза – Е.К.) выпускают (6).


Итак, смыслоразличительная пауза в анекдоте несет глубокую функциональную нагрузку. Она обозначает смену лексических хон, переключение их. Она помогает наиболее экономному, мобильному и точному развертыванию анекдота, усиливая, заостряя производимый им эффект..

В анекдоте зачастую демонстрируется принадлежность одного и того же слова к разным стилистическим контекстам, даже к разным смыслам И одновременно в анекдоте через финальный взрыв происходит разграничение контекстов. Собственно, общеструктурная, эстетическая значимость анекдота состоит в то,. чтобы дать рядом как беы близки, а на самом деле принципиально не совпадающие контексты, когда одно и тоже слово обозначает на самом деле совершенно различные понятия. Смысл анекдота в таком показе и заключается, тогда анекдот и демонстрирует свою искрометность.

Собственно, анекдот был востребован вовсе не для того, чтобы ублажать, веселить слушателя или читателя, а вот изумлять он должен непременно, отличаясь забавной парадоксальностью и неожиданностью. .Именно поэтому довольно часто в анекдоте одно и то же слово как бы перепрыгивает из контекста в контекст. И происходит это именно в финале.

Осуществляется это довольно разными способами, но нередко именно через паузу (а иногда через жест или через паузу и жест одновременно0, имеющую в построении анекдота совершенно особе значение, играющую роль сигнала, обозначающую непосредственную близость финального взрыва.
В анекдоте разные лексические и понятийные зоны находятся в состоянии столкновения (он-то как раз и строится на их столкновении). И нередко эти зоны разграничивает только пауза:

Умирая, на смертном одре, он (А.Л. Нарышкин – Е.К.) сказал:
«В первый раз отдаю долг – (долгая пауза – Е.К.) природе (7).


Пауза в анекдоте – это особое и почти всегда исправно срабатывающее устройство, это своего рода переключатель частот.
Пауза в анекдоте обеспечивает максимально эффективное и эффектное функционирование жанра. Чем она резче, чем обрывистей, чем неожиданней, тем больше шансов у анекдота проявить себя в финале ярким, непредсказуемым, впечатляющим, убедительным.

А теперь подведем итоги. Требование предфинальной паузы в пределах сжатого, необычайно концентрированного пространства анекдота во многом определило специфичность ритмической структуры, свойственной этому жанру. Пауза предваряет сокрушительный, непредсказуемый финал и делает его еще более сокрушительным, взрывным. При этом крайне важно, что смыслоразличительная пауза оказывается не в середине текста, а перед завершающим финальным взрывом, и это свойственно анекдотам, принадлежащим самым разным эпохам:

Слабой стороной графа Д.Н. Блудова был его характер, раздражительный и желчный. Известный остряк и поэт Ф.И. Тютчев говорил про него: «Надо сознаться, что граф Блудов образец христианина: никто так, как он, не следует заповеди о забвении обид (пауза – Е.К.), нанесенных им самим» (8):

- Товарищи члены Политбюро, проголосовавшие за избрание Юрия Владимировича Андропова, могут опустить руки и отойти от (пауза = Е.К.) стенки» (9).

Тенденция анекдота к ассиметрии – это как раз и есть главный признак его структурного своеобразия, когда в финале анекдота столкновение несовпадающих значений производит сначала короткое замыкание, за которым следует взрыв.

_________

Примечания

(1) Русский литературный анекдот конца 18-го – начала 19-го века. Вступ. Статья Е. Курганова. М.Ю 1990. С. 162.
(2) Антология мирового анекдота: от великого до смешного. Текст подготовил А.Н.Макаров. Киев. 1994. С. 59.
(3) Русский литературный анекдот. С. 20.
(4) Цит. По изд.: Е. Курганов. Литературный анекдот пушкинской эпохи. Хельсинки, 1995. С.: 257.
(5) Санников В.З. Русский язык в зеркале языковой игры. М., 1999. С. 243.
(6) Русский литературный анекдот. С. 141.
(7) Русский литературный анекдот. С. 230.
(8) Анекдоты. М., 1994. С.25.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Дюма, Ефим Курганов, Иван Крылов, Майн Рид, Меншиков, анекдоты, литература, филология
Subscribe

Posts from This Journal “Ефим Курганов” Tag

promo philologist июнь 19, 15:59 3
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства "Кучково поле" публикую фрагмент из книги: Берхгольц Ф.В. Дневник камер-юнкера Фридриха Вильгельма Берхгольца. 1721–1726 / вступ. ст. И.В. Курукина; коммент. К.А. Залесского, В.Е. Климанова, И.В. Курукина. — М.: Кучково поле; Ретроспектива, 2018.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment